Дуся в Ялте на съемках проекта СТБ «Танцуют все». День 2-ой

Танцюють всі 9

Дежавю случилось с вашей "http://dusia.telekritika.ua/">Дусей в Ялте. Второй день
был похож на первый, только участников меньше и поэтому их легче
идентифицировать. Сами понимаете, когда человека узнаёшь ближе,
расставаться с ним жальче. Вот и я, как барышня жалостливая, плачу над
каждым уезжающим танцором — хныыы… Но и маленькие радости меня тут тоже
посещают. И главная из них — это моя твёрдая убеждённость, что есть
таланты в нашем отечестве! "http://media.stb.ua/uploads/public/old/newspost_images/2008/07/31/1217492169_256_stb_big_1.jpg">
На очередном кофепитии я познакомилась с Алексеем
Удовицким
, шеф-редактором форматных проектов, то есть тех,
концепцию которых СТБ покупает. Сейчас Алексей
курирует «Танцуют
все!»
и «Битву
экстрасенсов»
. Дуся: С чего начинался проект
«Танцуют все»?

Алексей Удовицкий: С предварительных кастингов. Да и
не кастингов даже, мы просто организовали просмотр претендентов во всех
областных центрах Украины, еще без съемочной группы. Хотели отсмотреть
«материал» — есть с чем работать или нет. Затем в Киеве, Одессе, Львове
и Донецке уже проводили конкурсы со съемкой. — Вот так прямо с
кастингов и начался? А как же идея?
— Да, идея, плюс
маркетинговые исследования. Посмотрев предварительные кастинги, поняли,
что дело пойдет. И запустили. Тем более что в других странах проект
идет вполне успешно, так что думаю, мы рассчитали верно. Такого мы,
конечно, еще не делали — в смысле масштаба. Собственно, мы делаем
главное шоу года. Пусть не в Украине, но на СТБ точно. Оно должно быть
грандиозным. "http://media.stb.ua/uploads/public/old/newspost_images/2008/07/31/1217491919_256_stb_big_2.jpg">
Алексей Удовицкий: «Мы делаем главное шоу года.»
Считаешь, получается?
— Получается. Учимся по ходу, конечно.
Но нам есть на что опираться, главным событием сезона 2007-2008 тоже
было реалити — «Битва
экстрасенсов»
. А сезон 2008-2009 пройдет под знаком "http://dance-dance.tv/ukr/">«Танцуют все!». Для нас это даже не
столько бизнес-проект, сколько дело имиджа. Если бы мы думали только о
деньгах, мы бы купили какой-либо проверенный российским телевидением
сериал и спокойно пускали бы его, имея стабильные 10-15% доли. Но мы же
не ищем легких путей. Тем более что наша команда вполне доросла до
этого уровня. — Будет ли имиджевый проект оправдан
финансово?
— Спонсор уже есть, сейчас юристы с двух сторон под
лупой изучают пункты контракта. Продакшн — за деньги канала. Это,
конечно, рискованно, но, как говорится, «кто не рискует…». Да, а
шампанское я люблю. К тому же наш предыдущий проект, «Битва
экстрасенсов», до сих пор набирает обороты. То есть его доля растет,
сейчас снимаем третий сезон, планируем четвертый. Зрители заваливают
письмами. Правда, пишут одно и то же. Я знаю, что написано в письме,
прежде чем открываю его: надо помочь, спасти, оплодотворить… (У
Алексея тоже, видимо, прорезаются экстрасенсорные способности. —
Дуся.
) Имея такой успех за плечами, почему бы не замахнуться на
что-то еще более масштабное? — СТБ решил специализироваться на
реалити-шоу?
— Реалити-шоу — будущее телевидения, я так
считаю. И другие СТБшники, как видишь, так считают, раз делаем такие
проекты. Кстати, в следующем году у нас планируется еще одно шоу… Но об
это говорить пока рано. — Работа с такой массой
неподготовленных людей наверняка чревата непредвиденными
ситуациями?
— Непредвиденных ситуаций нет. Мы все предвидели.
Мы знали, что участники нашего шоу — юные, эмоциональные, и были ко
всему готовы. Каждый день приходится кого-то отпаивать валерьянкой, не
было ни одного дня, чтобы не понадобилась постоянно дежурящая «скорая
помощь». Вот в Донецке вышла девочка на сцену, неудачно прыгнула и
сломала ногу. Дотанцевала номер, сама вышла из зала и тут уже рухнула
на руки друзей. Вот такая воля к победе. Или вот, например, была
беременная девушка. Пятый месяц беременности, практически еще не
заметно. Когда мы таки вычислили и отказали ей в участии, она умоляла
оставить, говорила, что к третьему туру, то есть нынешнему, у нее будет
всего седьмой месяц. А к финалу она уже родит и будет снова танцевать.
И такие попадаются. Частенько скрывают свой возраст, кстати. Приходили
ребята по пятнадцать-шестнадцать лет, но мы берем только
совершеннолетних. Те, кто младше — они ведь официально недееспособны,
нужно согласие родителей и прочие юридические трудности. Проще отсечь
такие сложности сразу. "http://media.stb.ua/uploads/public/old/newspost_images/2008/07/31/1217492001_256_stb_big_3.jpg">
«Непредвиденных ситуаций нет. Мы все предвидим.» — А
команда тоже ведь требует специальной подготовки?
— С командой
проблем нет. Мы отобрали лучших со всего канала, с других проектов
снимали. Операторская, режиссерская, журналистская группы — это все
наши. Остальных мы нанимали. Осветителей, например. Работаем
коллективно, и знаешь, хорошо получается. Я знаю мало команд, где
кто-то, освободившись, говорит другим: «Я свободен, дайте мне задание;
кого подменить?». У нас, в принципе, нет человека, который принимает
единоличные решения. Да на таком проекте и невозможно, чтобы был один
человек, отвечающий за все. Слишком большой объем работы. Вот
предыдущую ночь вообще спать не пришлось. Море я вижу только из окна
отеля. Да и не люблю я море, не понимаю такого отдыха. Я люблю поездить
в другие города, что-то новое увидеть. А тут что нового? Каждый день с
пляжа — на пляж, ну и пить в номере, конечно. "http://media.stb.ua/uploads/public/old/newspost_images/2008/07/31/1217492039_256_stb_big_4.jpg">
Море он видит только из окна отеля. Да и не любит он море…
— Прямо вы не отдыхаете!.. В Ялте… — Ну, мохито после
съемок пьем, он с мятой, свеженький такой. И стараемся не говорить о
работе, только не получается все равно. Мы, кстати, съемочной группе
запрещаем ходить на пляж. И участникам запрещаем. Вот такой
воспитательный момент. Но они, конечно, все равно бегают. Правда, так
они бегают тайком, по одному, парочками и ненадолго. Понимаешь, столько
людей, мало ли что может произойти; лето, воздух, приключений хочется.
— За жюри тоже следите и не пускаете на пляж? — Нет.
Не следим. Мы в свое жюри верим, оно у нас проверенное и опытное. Да и
тяжело ему сейчас, зачем еще напрягать? В Ялте тяжелее всего судить,
всех участников уже знаешь, всем сопереживаешь. Жюри так цинично перед
камерой участников домой отправляет, потому что натренировалось. А
поначалу переживали ужасно. Но они профессионалы, потому имеют четкий
критерий для оценки. Вот был случай в Донецке: один парень вылетел из
конкурса, вышел в холл, где ждали остальные участники, и начал шуметь,
что шоу куплено. Засудили несправедливо, жюри болваны и так далее.
Очередь из претендентов тоже начинает шуметь, они же волнуются. И когда
все уже практически скандировали «Куплено! Куплено!», к зачинщику
подошла Ксюша, журналистка наша и спросила: — Куплено?
Куплено,
— отвечает. — А ты на самом деле хороший танцор?
— Хороший! — Ну, давай посмотрим. И включила на
магнитофоне музыку — танцуй, раз хороший танцор. И парень начинает
дергаться, как на дискотеке. Остальные ребята посмотрели, замолчали и
разошлись. Если б наши журналисты полностью не доверяли решению жюри,
ситуация бы так не разрешилась. То есть у жюри тоже есть свои вкусы,
они же люди. Вот сегодня Влад (Яма. — Дуся) сказал одному
парню: «Мне очень нравится, как ты танцуешь, но я не люблю парней с
накрашенным лицом»
. И оставил его в шоу. Бывает, жюри аплодирует
стоя, бывает, слезы у них выступают. Всякое бывает. Я бы, честно
говоря, не хотел сейчас быть на их месте, тяжело. Да-а-а, бедные судьи
— Ялта, лето, море, а они пашут — смотрят, как другие танцуют,
обсуждают, курят, кофеек пьют. Вчера вот один из судей, Алексей
Литвинов, нас, журналисток, вином поил до глубокой ночи. Это
действительно тяжело, искренне сочувствую. Итак, мой вывод: Лёша
абсолютно прав. В жару надо пить мохито — с мятой, свеженький… Можно,
пожалуй, разок-другой изменить любимому «Бейлису». Завтра ждите отчёт о
Ялтинском море и моих полевых, вернее, морских наблюдениях. Целую
крепко, ваша репка. Язык
оригинала