Лилия Ребрик: Мисс Совершенство

Танцюють всі 9

Блондинки бывают: а) настоящие,
б) крашеные, в) красивые,
г) блондинки за рулем. И еще есть блондинка
Лилия Ребрик. Очень нестандартная…
После
общения с ней практически всем на ум приходит банальное: «Студентка,
комсомолка, спортсменка и просто красавица!» В том хорошем смысле, что
ведущая СТБ Лиля Ребрик поражает цельностью и многогранностью натуры.
Конечно, она уже давно не студентка — наоборот, уже учит студентов.
Насчет комсомолки — только такие целенаправленные люди могут охватывать
в жизни столько, сколько Лиля: кино, театральную сцену, телевидение,
преподавание, иностранные языки, спорт… Перечислять можно долго. Ну что
же поделаешь, если она и вправду такая — совершенная? Лиля, вы
очень яркая личность. Какой вы нравитесь себе больше всего?

Хочется максимально чувствовать себя женщиной. Обстоятельства так
складываются, что я, к сожалению или к счастью, беру на себя много
обязательств. Конечно, пока могу, пока хватает сил, энергии, это в
радость. Правда, иногда становится себя жалко, хочется расслабиться. Но
меня так воспитали: не останавливаться на полпути. Если училась музыке,
значит, сутками сидела у фортепиано. Пошла на художественную гимнастику
— должна была стать по меньшей мере мастером спорта. Все по максимуму.
Я и сейчас руководствуюсь этим принципом. Неужели даже в
детстве ни разу не прогуляли урок?
Нет! Мама мне всегда
говорила: «Все в жизни откликнется». Я была заядлой отличницей, перед
экзаменом прочитывала огромный список литературы от корки до корки.
Правда, спустя годы поняла: то, что делаешь в удовольствие, существенно
отличается от обязаловки. Вы просто Железная Леди. Или Мисс
Совершенство.
Не знаю! (Смеется) При всей
организованности и дисциплинированности я очень сентиментальная. Могу
заплакать, читая книжку. Меня мама иногда спрашивает: «Лиля, в каком
веке ты живешь?»
В кино вы играете в основном красивых блондинок, в театре,
наоборот, серьезные роли. Вас не смущает такой диссонанс?
Мне
очень близок вопрос, который вы задали. По своему восприятию жизни я
склонна к сложным образам. Когда мне спустя год после выпуска из
института доверили роль Сони в спектакле «Дядя Ваня», я впервые в жизни
почувствовала, что значит порхать от счастья! Хотя в театре говорили:
«Как же так, Лиля и Соня — это несовместимо!» Соня же у Чехова
некрасивая. И тогда я впервые почувствовала себя красавицей. Хотя
считаю, красота — это относительное понятие… Мы красивы настолько,
насколько считаем себя таковыми. Я ведь на самом деле не блондинка. Я
темноволосая, причем серьезно так темноволосая. Когда поступала в
театральный, на экзамене услышала шепот: «Полищук, Полищук…» Оказалось,
что я похожа на актрису Любовь Полищук. Мне это невероятно льстило.
Что же заставило поменяться? Это случилось на моих
первых съемках. Мне сказали: «Девушка, вы такая яркая, вас нужно
немного «олиричить», то есть осветлить. Ну, раз «олиричили», второй…
Потом я втянулась и привыкла. И теперь в кино играю одних стерв!
(Смеется) Штрихи к портрету:
Родилась: 8 мая 1981 года в г. Черновцы.
Образование: Киевский государственный институт
театрального искусства им. И. Карпенко-Карого. Место
работы:
ведущая талант-шоу «Танцуют все!» и программы
«Невероятные истории любви» на телеканале СТБ, актриса киевского
Молодого театра. Знает: в совершенстве владеет
французским, английским, польским, румынским языками. Семейное
положение:
не замужем.
Но звезду из вас сделало
не кино, а проект «Танцуют все!», согласны?
Ой, не люблю слово
«звезда»! И вообще, спокойно отношусь к тому, выдвинут меня или нет в
звездный ранг. Я назвала бы это популярностью. Актеры — люди, которые
по долгу службы должны постоянно мелькать на публике, давать интервью,
что-то о себе рассказывать. И телевидение — такая плоскость, в которой
можно себя как-то выразить. Когда я вела «Погоду», в конце я всегда
цитировала высказывания интересных людей, такая была у меня фишка. Я,
конечно, понимаю, что это мелочь, но она меня грела, я даже про град и
снег говорила с огромным позитивом. И когда услышала про «Танцуют
все!», загорелась моментально. Это та сфера, в которой мне очень
комфортно. Обожаю, когда люди телом говорят то, что словами никогда не
выразишь. Во мне всегда подспудно жила мечта сыграть балерину или
танцовщицу. Мне было пять лет, когда родители решили: Лиля будет
балериной. Но в балетной студии сказали: «Девочка хорошая, но очень
маленькая, приходите через год». Мое горе было таким, что папа не
выдержал и сказал: «Лилечка, не плачь, я отведу тебя на художественную
гимнастику». Вот с тех пор я и ходила на гимнастику, но глубоко в душе
во мне жила балерина. И я пошла на кастинг «Танцуют все!». Я понимала,
что, если упущу такой шанс, в жизни себе этого не прощу. Вплоть до
того, что уйду с телевидения! Вот так кардинально!
Ваш второй проект — «Невероятные истории любви» — не менее
интересный. Как вы туда попали?
Ничего не бывает в жизни
случайного. На гала-концерте первого сезона «Танцуют все!» меня
задействовали в танцевальной постановке в роли Мэри Поппинс. В это
время я стала еще и ведущей «Невероятных историй». Героиней первого
выпуска была Наталья Андрейченко, игравшая Мэри Поппинс в кино. И я
решила — это знак! Хотя поначалу казалось странным, что люди перед
камерой рассказывают о своих личных переживаниях и проблемах,
устраивают своего рода душевный стриптиз. Думала, боже мой, как же я
буду вести программу, если внутренне не принимаю такого? И сделала
акцент именно на невероятности: бывают та-а-а-акие истории! Я
соглашаюсь или не соглашаюсь с тем, что происходит с моими героями, но
могу найти им оправдание. Даже для Алексея Макарова, который с улыбкой
говорит банальности, может поднять на женщину руку, а они, женщины,
теряют от него голову. Потому что он прекрасен и талантлив.
Припомните что-то из вашей жизни, о чем вы можете говорить с
горящими глазами.
Снималась я в Алуште в сериале
«Ангел-хранитель». Был ноябрь, моросило, море штормило. После работы
все гурьбой повалили в гостиницу: «Сейчас винца выпьем, согреемся!»
Говорю: «А я иду гулять!» За компанию вызвался только один человек. На
ресепшене нас предупредили, что без зонта лучше не выходить.
Называется, свяжись с синоптиком, всю жизнь будешь с зонтиком ходить!
(Смеется) Мы пошли на на бережную, забрели на пирс. Было так
потрясающе красиво, безлюдно, волны так живописно разбивались о пирс,
что даже слезы выступили. И тут… Волна высотой с пятиэтажный дом, как
мне показалось со страху, накрыла нас с головой! Хорошо, успели в
последний момент схватиться за какой-то столбик, иначе нас просто
унесло бы в море. Мы хохотали, как сумасшедшие! Мой спутник
беспокоился, что я простужусь, а я чувствовала — нет, не заболею.
Вернулась в гостиницу мокрая, с обледеневшими волосами, с улыбкой на
лице, с невероятным позитивом, как девчонка. Радовалась, что хорошо
отдохнула и даже «искупалась»! Такой очень банальный вопрос: о
чем вы мечтаете, Лиля?
С детства мечтаю о Париже, но почему-то
откладываю эту мечту на какие-то красивые времена в моей жизни.
Когда-то, услышав фразу «нет ничего грустней, чем сбывшиеся мечты»,
подумала агрессивно: что за чушь? Теперь думаю: а ведь да, когда
достигаешь цели — это одно, а мечта — другое… Обязательно после ее
осуществления должна появиться новая, чтобы заполнить образовавшуюся
пустоту. И вот я боюсь воплотить мечту детства, чтобы, не дай Бог, не
разочароваться. С чем ассоциируется для вас город влюбленных —
Париж?
Мне кажется, на Шамп Элизе обязательно должно быть
много белых голубей! Это еще со школьных времен, когда я часами
рассматривала картинки в учебнике. Ну, и в Париж нужно ехать только
парой. На медовый месяц. Посмотрим, не знаю, как и когда это будет…
Анна Горынина, «ТВ-экран»