Наталья Франчук: «Придется еще больше поработать, чтобы в «Танцуют все! – 3» попасть в 20-ку!»

Танцюють всі 9

В этом сезоне проект «Танцуют все!» будет очень смелым —
смелым в жанрах, в участниках, в нововведениях. В прошлом журналист и
ведущая проекта «За Вікнами», а теперь — руководитель проекта Наташа
Франчук рассказала о том, чего ждать в третьем сезоне от любимого
шоу.

Вам поручили руководить третьим сезоном «Танцуют все!». Как Вы
себя чувствуете в этой роли?

Страшно очень (смеется). Потому что проект успешно существовал
и до меня два сезона. Второй сезон сравнивали с первым, а третьему
сезону будет еще сложнее. Когда я пришла на «Танцуют все!», мне
пришлось заново учиться некоторым вещам. Потому что новостийная
журналистика, расследовательская журналистика и журналистика, которая
есть в этом формате, — они совершенно разные. Здесь не нужно хорошо
писать и изгаляться как журналист, здесь нужно сделать все, чтобы герой
был представлен ярко и интересно. И поначалу мне было очень сложно
понять и привыкнуть к другому формату.

Каких нововведений ждать в этом сезоне?

Понятно, что главная наша задача — это оставить все хорошее в проекте,
что было до нас. Но новая команда всегда будет работать с другим
подходом. Другой подход к подаче истории об участнике и съемке героев.
Нововведения непременно будут. Для ребят, которые попали в Ялту, будут
сюрпризы. Придется еще больше поработать, чтобы в третьем сезоне
попасть в 20-ку! Кроме того, в этом году программа будет длиннее по
хронометражу. Зритель увидит еще больше ярких танцоров страны.

Количество участников продолжает увеличиваться?

У нас с каждым годом больше участников. Есть ребята, процентов 20, —
это те, кто уже участвовал в прошлых сезонах. Та же Ирина Зозуля,
которая ходит к нам третий год: первый год она никуда не попала, на
второй год она попала в Ялту. Я думаю, будет действительно интересно,
как она покажет себя в этом году. Кроме того, к третьему сезону
подросли танцоры. Очень много танцоров, которые два сезона смотрели и
ждали, когда же им исполнится 18, и они смогут прийти на проект. У нас
был парень, которому исполнилось 18 на самом кастинге.

Уровень подготовки тоже прогрессирует?

За счет того, что мы вовремя провели кастинг, в этом году мы получили
танцоров высокого уровня. Был межсезонный период, и мы успели выхватить
тех ребят, которые уже очень давно живут и работают за границей. У нас
есть парень — он 7 лет работает за границей. Он никогда в жизни не
работал в Украине, при этом покорил Америку, Францию, Азию, приехал и
говорит: «Может, в Украине где-то поучаствовать?».

Что является самым сложным для Вас в проекте «Танцуют
все!»?

Достаточно непросто написать историю. Ведь программа состоит из 40
историй, это паззл, который нужно сложить. Каждый паззлик сам по себе
должен быть законченным продуктом — чтобы у истории было начало,
развитие, конец. Это довольно сложно — познакомить с героем, рассказать
о нем все, чтобы за него начали переживать. Плюс нужно передать
эмоциональность того города, о котором ты пишешь. Недавно отсматривала
Львов, мне очень понравилось. Участники из Львова очень интересные —
они приходят не ради денег, они никогда не жалуются. Самый философский
город (смеется). Чем мне нравится одесский регион — там все
без комплексов. Это вообще для шоу — лучшая штука.

Кто тронул Вас в этом сезоне проекта?

Есть один герой в этом году — человек без высшего образования, работает
на шахте, танцами занимается для себя. Но в разговоре с ним возникает
такое ощущение, что ты разговариваешь с доктором наук. Он очень
глубокий, он очень интересный, он настолько правильно строит свою
мысль… Вот у него есть такая внутренняя мудрость.

На самом деле, очень много интересных, ярких героев к нам пришло, одна
из категорий таких героев — это взрослые танцоры, которые считали, что
стаж в танцах заканчивается в 28 лет. Они уже давно работают
хореографами, их ученики побеждают на всевозможных конкурсах, но они не
приходили на шоу, считали, что им уже закрыта дорога на наш проект. Но
увидев, что 31-летняя Наташа Лигай выдержала кастинги, ялтинский
марафон, два с половиной месяца прямых эфиров и смогла еще и победить —
они поверили в себя, плюнули на все эти предрассудки и пришли.

У нас есть герой, который не танцевал 10 лет! Достаточно интересно
будет развиваться его судьба в проекте, зрители это увидят. Я не хочу
называть возраст самого старшего человека, который в этом году попал в
Ялту, но это больше сорока.

Была интересная барышня, которая преподает в Институте культуры. Она
принимает экзамены у студентов, а сама никогда в конкурсах не
участвовала. А в нашем шоу она впервые почувствовала себя в роли того,
кого экзаменуют, а не экзаменатора. И когда услышала от наших судей
критику, вышла потом и сказала: «Я теперь понимаю своих студентов».

Наши зрители помнят Вас как телеведущую проекта «За Вікнами».
Вам комфортней работать в кадре или за кадром?

Я вообще в кадр случайно попала. Я на самом деле не очень и хотела
этого, потому что я прекрасно понимала, что это «ведущество» перекроет
мне очень много внедрений. Например, если раньше я могла прийти и
внедриться работать в какой-то супермаркет или в детский дом, то
теперь, приходя на какую-то работу, мне говорили: «О, где-то я Вас
видел». И я не считаю, что я была хорошей ведущей, у меня нет таких
суперамбиций. Я по образованию — журналист. Именно поэтому я спокойно
себя чувствую за кадром.

Где Вы учились?

В Институте журналистики Киевского национального университета имени
Тараса Шевченко.

Удается ли Вам реализовывать Ваши журналистские амбиции в
рамках этого проекта? Не скучаете ли за острыми социальными темами и
политическими расследованиями?

Расследования — это как мини-юбка в моде. Есть новости — это
классическая юбка. А есть расследования — мини-юбка. На нее есть мода,
а потом она из моды выходит. Когда появились «За Вікнами» — мы были
первыми. Сразу после нас начали появляться подобные проекты на других
каналах. Когда мы закрылись — пропало практически все. Наверное, мы
исчерпали себя в плане какой-то физической выдержки. Мы постоянно
видели только негатив.

Действительно, когда я работала в проекте «За Вікнами», я такие шоу как
«Танцуют все!» не воспринимала серьезно. Я считала: это легко. А
оказалось — ничего подобного.

Мне предложили работать над «Танцуют все!», я согласилась. И сейчас,
попав в это русло, я не считаю, что эти проекты: а) легкие, б)
недостойные внимания, в) несерьезные. Наоборот, они серьезные. И зная,
как мои знакомые, мои родители смотрят эти проекты, как они переживают
за героев, как они отслеживают их, как смеются, плачут вместе с ними —
я понимаю, что иногда людям нужно посмотреть новости или расследования,
чтобы принять информацию, а иногда нужно посмотреть такие шоу, чтобы
выплеснуть те эмоции, которые в реальной жизни, может быть, не
выплескиваются так часто.

Кстати, я всегда попадаю в моду (смеется). На новости попала,
когда была Оранжевая революция, и все массово стали смотреть новости.
Пришла в расследования — пошла мода на всех каналах на расследования.
Пришла на «Танцуют все!» — пошла мода на талант-шоу.

Расскажите немного о своей танцевальной биографии.

Я начала заниматься в 6 лет, меня привели в народный ансамбль народного
танца «Квіти України». Выше звания для коллектива нет. Мы были лучшими
в Украине и очень много ездили по Европе, представляли Украину на
многих конкурсах, фестивалях.

Но мне сейчас мой профессиональный взгляд немножко мешает. Потому что
наше шоу не о танцах, а о людях, которые танцуют. Я изначально смотрю:
«Ну чего ж ты коленки не вытягиваешь, чего стопы не вытягиваешь?!».
Хотя должна замечать другие вещи. Именно поэтому сейчас я пытаюсь
отходить от профессионального взгляда, хотя совсем от него избавиться
сложно.

Какой Ваш любимый танец?

Сейчас, после шикарных постановок Константина Томильченко во втором
сезоне, контепм — любимый. Но сразу скажу: я лоббист народного танца. И
я очень надеюсь, что в третьем сезоне у нас наконец-то появятся
народные постановки. Когда я увидела, что в американском шоу
афроамериканцы танцуют гопак и называют это «уличный стиль в Украине,
а-ля украинский хип-хоп», становится как-то страшно и стыдно. И даже на
заставке SoYouThinkYouCanDance — афроамериканец в синих шароварах,
делающий разножку. А у нас не было ни одной народной постановки. Ведь к
нам идут народные танцоры. В прошлом сезоне у нас Андрей Гуцал был
народником, Андрес Глушик — народник. В своем стиле они себя смогли
показать только в танцах за жизнь.

Кого из мировых звезд-хореографов собираетесь привлекать в
проект в этом году?

Сейчас мы на стадии переговоров. Мы замахнулись на таких звезд, что аж
страшно (смеется). Будут новые лица, будут новые имена, будут
новые хореографы. У звезд, которых мы хотим пригласить, графики
расписаны на полгода вперед, и мы сейчас стараемся сделать все, чтобы
привезти их в Украину, чтобы люди увидели новых постановщиков хип-хопа,
контемпа, аргентинского танго. То, что такие звезды будут — это факт.
Так же и финалисты прошлых сезонов в этом году попробуют себя в роли
постановщиков. Я думаю, зрителям будет интересно посмотреть на
постановки, например, Наташи Лигай. Она ставит джаз, и какой-то паре
повезет поработать с ней. Кроме того, мы будем приглашать и
танцевальных звезд на нашу сцену — уже выслали приглашения для
победителей американской и австралийской версии шоу «Танцуют все!».

На что, кроме работы, у Вас хватает времени?

Я не считаю, что на работе нужно жить, я считаю, что на работе нужно
работать. Мне хватает времени на просмотр короткометражек, на «Ночь
пожирателей рекламы», на личную жизнь. Если ты не получаешь эмоций
извне, ты не сможешь воплощать их в работу. Поэтому я стараюсь, даже
если это будет 2 часа ночи, найти время, чтобы пообщаться с людьми,
поразгадывать кроссворды, что я очень люблю делать. Зная, что завтра
нужно в 7 часов вставать, я все равно до 2 ночи решаю кроссворды.
Смотрю фильмы, сейчас уже — связанные с танцами. Смотрю версии разных
стран этого же шоу, йогой занимаюсь. Вот сейчас приведу велосипед в
порядок и буду ездить.

Ольга Гудзь