PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Донецкая снежинка «докружилась» до телешоу | Танцюють всі 9
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImRhbmNlLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Донецкая снежинка «докружилась» до телешоу

Танцюють всі 9

Лишь двадцать человек из 30 тысяч,
пришедших на кастинги проекта «Танцуют все!-4» (идет по СТБ, каждую
пятницу, в 20:00), пробились в финал шоу. После четвертого прямого
эфира борьбу за главный приз — полмиллиона гривен, обучение в США у
известных хореографов и посещение лучших танцевальных шоу Лас-Вегаса,
продолжают 12 человек. Среди них и дончанка Зоя Саганенко которая
рассказала о своем пути — от детсада до телеэкрана.

Коварное платье и испанские
«аварии»

У Зои есть несколько очень ярких детских
воспоминаний. Одно связано с незнакомой женщиной на вокзале, отдавшей
ей верхушку торта, который, видимо, кому-то везла. «Это было
счастье!»
— вздыхает девушка.

Второе — не столь приятное. «В детском саду мы
готовили танец снежинок. Я была самой высокой девочкой, а мне дали
самое короткое платье, из-под которого были видны трусынедельки.
Просила и у воспитательницы, и у мамы, чтобы мне поменяли платье, но
никто не верил, что оно такое короткое. Пришлось выступать в нем… До
сих пор мне стыдно, когда рассматривают фото с того утренника»
, —
смеется Саганенко.

Единственного ребенка в семье все любили и
баловали. Но девочка выросла вовсе не тепличной. Есть и напор, и
характер, которые очень пригодились не только в «Танцуют все!», но и во
время учебы в школе №37 и Донецком национальном техническом
университете (специальность — внешнеэкономическая деятельность), а
также в работе помощником председателя наблюдательного совета в ЗАО
«Керамед». Кстати, занимая эту должность, Зоя параллельно еще
преподавала и танцы. Впрочем, до этого им еще надо было обучиться.

Серьезно Саганенко начала танцевать лишь на втором
курсе университета. «Я стала ходить на классику, заниматься
джаз-модерном, посещать мастер-классы,
— делится наша землячка. —
Даже ездила в танцевальный лагерь. Настал момент, когда стала
ходить, приплясывая. Тогда и поняла: это мое, и это —
серьезно».

Некоторое время Зоя занималась в донецкой студии
«Тодес». Собиралась ехать на кастинг в балет Аллы Духовой в Москву, но
у нее случилась травма. Пока залечивала, решила всё же остаться в
Украине.

Очень легкая, открытая, 25-летняя Саганенко
запросто припоминает казусные моменты различных выступлений.
«Как-то в Донецке, когда мы выступали в испанских образах — в
длинных юбках, с шалью на плечах и цветком в волосах, у меня случилась
целая череда «аварий». Буквально три шага сделала, и шаль зацепилась за
цветок, запуталась в волосах… Потом наступила на юбку, от которой
оторвался кусок… И я осталась с открытым бедром,
— улыбается
танцовщица. — Это «шоу» еще и по местному телевидению
показывали».

«Нравится всё, но опасаюсь
свинга»

По словам руководителя проекта «Танцуют все!»
Натальи Франчук, финалисты месяц готовились к выступлениям в
тренировочном лагере. «Предстояло сделать из них универсальных
танцоров, освоивших практически все стили,
— подчеркивает Франчук.
— Времени на это было не очень много, поэтому репетировали без
выходных с девяти утра до десяти вечера. С ними работали звезды
хореографии: Константин Томильченко, Оксана Задорожная, Татьяна
Денисова… Кроме того, ребята брали уроки актерского мастерства, с ними
беседовали психологи. Ведь необходимо было не только научиться передать
в танце эмоции, характер своих персонажей, но и более уверенно
держаться на сцене и перед телекамерами».

Зоя, как решилась участвовать в
телешоу?

Я всю жизнь мечтала о большой сцене, о том, чтобы
танцевать в разных стилях, хоть прекрасно понимала, что для этого мне
нужно оставить работу и много-много заниматься. Что и сделала, прежде
чем пойти на кастинг. Кроме физических возможностей, надо, чтобы
человек был силен духом. Именно этого не хватает тем, кто не
выдерживает на определенных этапах… Кажется, что телекастинг — это
самое страшное и сложное, но потом начинается состязание в Ялте, а за
ним и прямые эфиры. Постоянно нужно находить внутренние резервы,
демонстрировать не только танцы, но и эмоции.

зоя

С кем из участников проекта ты
подружилась?

В тренировочном лагере вПуще-Водице, где мы
обитаем, общаемся практически равномерно, потому что постоянно
находимся вместе. Больше — с партнерами, которые являются одними из
самых близких на проекте людей (у Зои это — белорус Сергей Поярков
— Прим. А.К.
). Если говорить о девочках, то с кем живем в комнате,
с тем больше и дружим. Сначала это были Лена и Настя, потом — Тиса,
Катя и Галя…

Что для тебя в проекте оказалось самым
впечатляющим?

Масштаб этого шоу, количество людей, которое над
ним работает. И осознание того, что это всё происходит вокруг тебя.
Поначалу для меня было странно, но потом привыкла, что ко мне сразу
подбегали шесть человек и помогали делать макияж и прическу… Еще одним
приятным потрясением стало общение с Тайсом Диорио. Это звезда мирового
масштаба, которого я раньше видела лишь посредством Интернета. А здесь
он работал со мной, восхищая как хореограф и очень хороший человек.

Какой стиль танцев тебе больше нравится,
какой — меньше?

Я предпочитаю контемп -свободную хореографию, то,
как ты чувствуешь музыку, то, как в ней живешь. Это стиль для взрослых
в эмоциональном плане людей. С одной стороны, он основан на техниках,
которые похожи на движения ребенка (часто используются какие-то
бытовые, удобные положения), с другой- передаем этим танцем философские
моменты, определенные жизненные эмоции… Страшновато танцевать свинг,
потому что с ним раньше не была знакома. А вообще мне всё нравится!

В каком из мест Донецка ты хотела бы
станцевать?

На «Донбасс Арене»!

«Люблю интересных котов,
вишни и быть разной»

Зоя вместе с папой коллекционируют маленькие
фигурки котов из разных стран и городов. «Мы стараемся не сгребать
всех, которых видим, а только самых интересных, выражающих характер
того места, где мы его приобрели
, — уточняет танцовщица.
Есть, к примеру, кот из гальки, который выглядит так, будто долго
жарился и превратился в блин»
.

Кстати, о еде… Саганенко предпочитает пирожное,
суши, мороженое. И очень любит вишни. Даже йогурты с ними покупает.

Музыку слушает в зависимости от настроения. Чаще
других это бывают Земфира, Blue Foundation, Macy
Gray, The XX, Adele, Ani Di Franco, Coco Rosie.

Что до одежды, то тут главный принцип — быть
разной. «Могу ходить на шпильках и в платье, а потом одеться как
пацанка — кеды, курточка»,
— рассказывает Зоя. Девушка не только
красивая, но и умная, да еще и шикарно танцующая. В пику высказыванию
Цицерона: «Ни один здравомыслящий человек не будет танцевать», которое
называет своей любимой цитатой. Как и фразу автора бестселлера «Мемуары
гейши» Артура Голдена: «Жизнь, подобно шторму, смывает то, что было
явью всего мгновение назад».

Андрей Кривцун