«Мы ждем наше чудо», — Лилия Ребрик

Танцюють всі 9

Сегодня у ведущей проекта «Танцуют
все!»
Лилии Ребрик день рождения. В
интервью известному укранискому изданию
«VIVA» известная телеведущая
и ее муж танцор и хореограф Андрей Дикий рассказали о свадьбе,
беременности и планах на будущее.

Ребята, поздравляю! Расскажите, это была неожиданная
радость, или вы с Андреем планировали ребенка?

Л.: Для нас это чудо, о котором многие мечтают и которое вдруг
случилось в нашей жизни. А планировать это очень сложно. Разговоры о
ребенке у нас, конечно, были, мне кажется, это естественно, когда люди
хотят всю жизнь вместе прожить.

— По-моему, женщина, узнав о беременности, испытывает
противоречивые чувства. О чем ты подумала, когда увидела две
полоски?

Л.: Я была в шоке! (Смеется) Конечно, сразу подумала о том,
как теперь быть с работой. Но сейчас понимаю, что даже если бы мы
специально планировали какие-то сроки, так удачно бы не получилось. Я
все успеваю. Понимаю, что моя жизнь изменится, она уже изменилась! Все
летит, спешит — а я есть хочу. Могу остановить сьемки и пойти
перекусить, хотя раньше никогда в жизни себе такого не позволяла. Я
всегда учила по ночам текст, а сейчас привычки приходится менять —
спать хочу. И это не просто физиология, это переоценка жизненных
ценностей. Но в любом случае хочется сохранить себя и остаться как в
жизни, так и в профессии той, кем я являюсь.

— Сейчас многие пары проходят совместные медицинские
обследования до зачатия ребенка…

Л.: Мы оба — здоровые люди. И никакого страха, что со здоровьем
могут возникнуть какие-то проблемы, не было вообще. Во все времена
женщины вынашивали и рожали без новомодных обследований.

А.: Когда я слышу обо всех этих обследованиях, то кажется, что
сейчас нужно знакомиться с девушкой чуть ли не по резус-фактору.
«Здравствуйте, девушка! Давайте знакомиться. Только сначала скажите,
какой у вас резус-фактор. Ой, извините, не подходит».
(Смеется)

Такое же чувство у меня вызывают курсы планирования семьи и всякие
лекции. Либо у человека внутри есть понимание того, как строить
семейную жизнь, что делать для счастья любимой женщины, либо нет, и ни
один психолог это не привьет.

— Лиля, как ты думаешь, беременность в 20 и в 30 лет
отличается?

Л.: В 20 лет мне казалось, что 30 — это ого-го сколько! А сейчас я
понимаю, что ничего особенно не изменилось. Я и в 30 лет все также
волнуюсь, как, наверное, переживала бы в 20: готова ли я к материнству,
какой буду мамой?.. Я — спонтанная девушка, но сейчас этой
спонтанности, какой-то внезапности нет, наоборот, «включаются» мозги и
«советуются» с сердцем. (Смеется)

— Лиля, а кому ты первому сообщила радостную
новость?

Л.: Андрею. (Улыбается)

А.: Причем сделала это в день моего рождения! Дождалась полуночи,
когда я почти заснул. Это самый большой и самый классный подарок в моей
жизни!

— Многие пары, которые ждут ребенка, какое-то время не
афишируют эту новость, чтобы самим прочувствовать интимность и
трепетность момента…

Л.: Да, я знаю, многие действительно скрывают свое интересное
положение, мол, об этом говорить нельзя. Но мне кажется, не то чтобы
нельзя — это настолько сокровенное, что так просто и не расскажешь.
Кстати, с моими родителями трогательная и забавная ситуация
получилась.

— Какая?

Л.: Я как-то с мамой по телефону очень эмоционально поговорила.
Андрей это слышал и потом втайне от меня перезвонил ей, и говорит: «Вы,
пожалуйста, не обижайтесь на Лилю. Мы, кажется, немножко
беременны».

А.: Лиля просто не знала, как преподнести маме эту сногсшибательную
новость. Пришлось звонить мне и во всем признаваться. Причем, у меня
сложилось впечатление, что даже после моих слов Лилина мама не
осознала, что скоро станет бабушкой. (Смеется)

Л.: Самое смешное, что минут через 10 мне позвонил папа — видно, у
них состоялся маленький семейный совет — и очень торжественно нас
поздравил.

— Лиля, говорят, первые 3 месяца самые тяжелые. Как это было
у тебя?

А.: Можно я скажу? Лиле было очень тяжело, но она мужественно все
терпела. Мне хотелось пережить это вместо нее.

Л.: У меня весь первый триместр был страшный токсикоз.

— Андрей, у писателя О’Генри есть рассказ «Персики»: жена
поздно вечером говорит мужу, что ей очень хочется съесть персик. Но так
как для персиков еще не сезон, мужчине предлагают лишь апельсины.
Пробегав полночи, он все-таки достал желанный плод. В итоге супруга
говорит: «Я бы с удовольствием съела апельсин». Лиля задает тебе такие
задачки?

А.: Таких точно не было. (Смеется) Но мы недавно посмотрели
комедию «Беременный» и теперь шутим, что Лиле хочется именно
ташкентской черешни.

Л.: Сейчас у меня появились капризы. Очень хочется березового сока,
такого советского, из банок, а его нигде нет. Теперь даже Дима Танкович
его ищет. А раньше, на первых сроках, я была более выгодной девушкой в
положении — меня не тошнило только от макарон, булочек и сухариков.

— Действительно, непритязательный рацион. Лиля, беременные
набирают лишний вес и часто переживают из-за этого. Как ты на это
реагируешь?

Л.: Да, мое тело меняется, и я, как подросток, все время заглядываю
в зеркало и не могу привыкнуть. Врачи предупреждали, чтобы я не
налегала на мучное. Но ведь я всегда это ела. У меня никогда не было
строгих диет. Наоборот, с таким графиком работы, после всех эфиров и
спектаклей холодильник — мой лучший друг.

— Что еще изменилось в вашей жизни?

Л.: Большинство изменений все же касается работы. В театре есть
спектакли, которые я физически не могу играть.

— Но играла, например, Лиза Боярская в спектакле на 8-м
месяце беременности…

Л.: Значит, роль позволяла. Нельзя же, скажем, Соню в «Дяди Вани» с
такими формами играть. (Смеется).

А.: Все складывается, как нельзя лучше. Счастье невозможно
запланировать. Я как последний романтик в этом уверен. Что же касается
ограничений, то у меня они как раз появились: я не могу всласть курить
в своей собственной машине! (Смеется)

— Детскую вы уже обустраиваете?

А.: У нас новая квартира, так что ремонт идет во всех комнатах.

— Как вы ее выбирали? Там есть, где гулять с
малышом?

Л.: Мы посмотрели не так много вариантов. А потом зашли в эту
квартиру (она на 22-м этаже), в ней множество панорамных окон, и весь
Киев, словно на ладошке. Она очень светлая, а по вечерам видны звезды —
безумно красиво! Рядом парк, озера. Мы, когда ее покупали, еще шутили,
мол, будет, где гулять с колясочкой. Вот и дошутились.

Сначала думали пригласить дизайнера для оформления, но когда поняли,
какие у нас глобальные планы и что все хочется сделать самим,
участвовать в каждом процессе, то решили, что лучше дизайнера не
привлекать. Андрей у меня очень практичный.

— А Андрей, вот, утверждает, что он романтик.

Л.: Он практичный романтик. (Смеется) У меня сейчас
своеобразное настроение: хочется ярких, лимонных, розовых, оранжевых
цветов. Прошу Андрея меня «тормозить» в выборе отделки, иначе дом будет
всех цветов радуги.

— А в каких тонах — розовых или голубых — оформляете
детскую?

Л.: Это зависит от того, кто родится.

— Вы еще не узнавали? А будете «наводить
справки»?

Л.: Собираемся на днях. Очень хочется узнать! Я бы, вообще, дома
аппарат УЗИ поставила.

— Лиля, а материнская интуиция тебе ничего не
подсказывает?

Л.: Андрей, расскажи. (Смеется)

А.: Почему-то все в один голос твердят, даже врачи, что у нас будет
девочка. Я не понимаю, откуда такая уверенность!

— Андрей, ты больше хочешь сына?

А.: Признаться, в наши планы входит «полный комплект» и мальчик и
девочка, и я в любом случае буду счастлив. Просто меня поражает, что
все единогласно утверждают: «Девочка!» Лиле, кстати, как-то приснилось,
что она познакомилась с девочкой.

ребрик

— Сейчас популярны партнерские роды. Вы рассматриваете для
себя такой вариант?

А.: Я готов, хотя говорят, зрелище не для слабонервных. Но решать
будем вместе: если Лиля захочет, чтобы я присутствовал на родах, то я
только «за». Если же она будет из-за меня переживать, как бы любимый
муж в обморок не упал, тогда подожду снаружи.

Л.: Я неоднократно об этом думала и пока не знаю, как это должно
быть. Зато знаю, что Андрей всегда умеет помочь и поддержать.

— Лиля, пока рано об этом говорить, но все же… Ты будешь
работающей мамой или какое-то время посидишь дома с
малышом?

Л.: Если все будет хорошо, я буду вести пятый сезон «Танцюють всі».
Малыш родится в конце августа, а прямые эфиры начнутся только в конце
октября.

— На первых порах вам будет кто-то помогать с малышом или
справитесь сами?

Л.: Мы пока это не обсуждали, но у Андрея родные в Киеве, так что
теоретически есть на кого рассчитывать.

А.: Скорее всего малыш чуть ли не с первых дней будет присутствовать
на съемочной площадке. У нас на проекте есть пара с ребенком, будем
вместе с его папой круги с колясками вокруг съемочной площадки
наматывать. «Твой джайв уже танцует? А мой ча-ча-ча осваивает!»
Домашним точно не будет, будем его везде брать с собой. Мы же семья, и
должны всегда находиться вместе. Отлично, что он с первых дней будет
познавать окружающий мир: больше цветов и звуков, больше общения и
впечатлений. Тем более, что, как только появится немного свободного
времени, я планирую открыть собственную школу танцев, и Лиля может мне
помогать, ведь она в институте преподавала актерскую пластику. И малыш
у нас в школе будет жить и танцевать, тут уж без вариантов.
(Смеется)

— В общем, жить такой же насыщенной жизнью, как и его
родители. Расскажите о совместной жизни. Как вы
познакомились?

Л.: И я, и Андрей помним это очень ярко. Нас свело шоу «Танцы со
звездами». Я рассчитывала танцевать с кем-то из ребят, которых знаю по
проекту «Танцюють всі», но руководство решило, что это должен быть
кто-то «посторонний». Я очень расстроилась, ведь для того, чтобы танец
получился, важны симпатия и доверие. Мне назначили день проб, чтобы я
могла выбрать себе партнера по танцам. Андрей, кстати, был последним в
списке и пришел около 6-ти вечера. А до этого мне попадались такие
персонажи, что я за голову хваталась. Хотя надо признать, я тоже не
подарок.

А.: Я видел эти кастинги в записи и хочу заявить, что и она просто
издевалась над ребятами. (Смеется) Но ради справедливости
замечу: только над теми, кто давал повод.

Л.: Я стала над ними подшучивать, причем довольно цинично. Съемочная
группа смеялась в подушечку. Но согласись, когда партнер, ничего толком
не объяснив, начинает ставить какие-то глобальные цели, с пафосом
рассуждать о психологической подоплеке танца — это смешно. Под конец
дня у меня вся надежда была на Дикого. Моя сестра занималась танцами и
сказала, что в своем деле он по-настоящему крут. И вот приходит Андрей,
здоровается, как будто мы знакомы 100 лет и сразу же за работу. Я по
инерции продолжаю иронизировать, но он — ноль эмоций на мои подколы:
«Ногу сюда», «Руки держи вот так». И в какой-то момент мне стало
неловко: человек работать пришел, я тут что-то из себя строю. Тем более
за полчаса мы успели поставить целых два танца. А еще Андрей меня
хвалил.

— Андрей, это самый правильный подход к укрощению строптивых
барышень!

А.: Но у нее действительно отлично получалось!

Л.: У меня есть видео репетиции, я его обожаю просматривать, потому
что, по сути, это наша первая встреча.

Я поняла, что хочу танцевать только с Диким. Но не тут-то было: я
узнала, что он не может согласовать свой график с руководством
канала.

— Но ваш танцевальный тандем все-таки
состоялся.

Л.: Я, узнав об этом, сразу же пошла к Галине Вячеславовне
Пилютиковой, руководителю продашкна СТБ. И в стиле «кулаком по столу»
заявила, что хочу танцевать только с Диким. На что она ответила: «Ты
что, влюбилась?» (Смеется) Меня тогда это оскорбило до глубины
души. Какая любовь, тут проект на носу! Галина Вячеславовна мило
улыбнулась и дала команду, договориться с Андреем.

— Судя потому, что в итоге увидели зрители, танцевалось вам
отлично.

А.: Мы очень много времени проводили в зале. Иногда даже по
воскресеньям тренировались. Чувствовали такой азарт! Может быть,
поэтому нам роман приписывали с первого эфира, с первого танго. Кто-то
подтрунивал, что у нас будут красивые дети.

— Теперь точно будут. (Со смехом) Можете назвать
время, когда между вами проскочила искра?

Л.: Думаю, на первой репетиции, просто мы себе в этом не
признавались, пока шел проект.

— Знаю, что на тот момент вы оба были
несвободны…

Л.: Безусловно, каждому из нас пришлось чем-то пожертвовать. И такое
решение далось нам непросто. Разрыв — это всегда болезненно, в нашем
случае никто никого не уговаривал и не настаивал на разрыве прошлых
отношений. Наоборот — мы до последнего внутри себя отрицали наши
романтические чувства, и пытались сохранить то, что было до нашей
истории. Нам не по 16 лет, у нас сложившиеся жизни, повторюсь — эти
разрывы были очень болезненными.

А.: Главное, никто из нас не жалеет о том, что произошло. Это
решение на все 100 процентов шло от сердца и души.

— Давайте вернемся к вашей истории любви. И когда же искра
превратилась в пламя?

Л.: Это случилось не на «Танцах со звездами». В нашей гримерке мы
практически жили: ели, отдыхали, искали новые идеи, выбирали музыку, но
никакого «второго плана» в этом не было.

А.: Наверное, перевести отношения на новый уровень мы решились
потому, что понимали: проект заканчивается, а чувство становится только
сильнее. Но признаний никто не делал.

Л.: На гала-концерте шоу мы должны были танцевать свои лучшие танцы,
один из которых — румба — наш любимый. И на репетиции я вдруг
разрыдалась: «Боже мой, неужели это все заканчивается?…».

А.: Нам стало страшно, это и подтолкнуло нас открыться друг другу. Я
не представлял себе, как я дальше буду без нее.

— У вас была скромная свадьба. Лиля, ты ведь из Черновцов,
там принято устраивать шумные и многолюдные торжества.

Л.: На Западной Украине нас не миновала именно такая свадьба, когда
мы приехали в гости на Рождество. Если бы знали, что гулянка
намечается, прихватили бы родных и близких из Киева. Все было очень
душевно: для меня нашли фату с бусинками, пели венчальные песни, а
Дикий, хоть и был сначала против этих традиций, под конец кричал: «А
давайте еще раз «Горіла сосна»! (Смеется)

А.: Это было неожиданно и приятно. Нам не пришлось несколько дней
бегать по городу, чтобы организовать праздник, мы просто им
наслаждались.

Л.: Да и в Киевенам торжество друзья организовали в тайне от нас. Мы
подали заявление еще 7 ноября и просили поскорее нас расписать, но нам
ответили, что это возможно, только если невеста в положении. Пришлось
ждать. Сначала предложили дату — 16 декабря, но тут я случайно увидела
в календаре, что в этот день — убывающая луна. И хотя никогда в жизни
подобными моментами не заморачивалась, вдруг решила: в такой день мы
расписываться не будем. Нам сказали, что свободно еще 23 декабря. Я
посмотрела в календарь — новолуние. (Смеется). И тут мы с
Андреем вспоминаем, что в этот день у нас гала-концерт на проекте.
Упросили их перенести церемонию на утро. Я думала, мы тихо распишемся,
а друзей соберем позже.

А.: Но друзья решили иначе: приехали в загс, да еще и журналистов
привезли, которые делали о нас сюжеты на «Танцах со звездами». В общем,
были все, кого мы действительно были рады видеть, не хватало только
родителей.

Татьяна Тодорович