Константин Томильченко рассказал о лучшей постановке, о шестом сезоне шоу, а также куда делся Франциско Гомес

Танцюють всі 9

Главный судья шоу «Танцюють всі! — 6» Константин Томильченко побывал в гостях на tochka.net во вторник, 5
ноября в 14.00  и ответил на вопросы поклонников. «Танцюють всі!».

Роза чайная: Костя, пожалуй, самый волнующий всех
вопрос-почему в двадцадку финалистов проекта «Танцюють всі!» не прошёл такой сильный танцор
как Михаил Евграфов? Это вызвало недоумение у многих зрителей проекта

Константин Томильченко: Всем здравствуйте! Рад всех приветствовать
на портале Tochka.net! Всем спасибо, будем начинать!

Из сезона в сезон мы сталкиваемся с такой проблемой, что не
все участники могут попасть в двадцатку лучших. Это по простой причине — на
всех мест не хватает, мест всего лишь 20. Точно так же в этом сезоне с Мишей и
другими танцорами сложилась такая ситуация. В случае с Мишей ситуация была
очень простая — на его место (и место любого другого танцора) мы взяли более
сильного танцора. Если бы мы брали всех хороших танцоров — у нас была бы сотня
человек. Миша в следующем году может заявить о себе более весомо, и попасть в
следующую двадцатку. Я желаю ему удачи в следующем году.

Зайка: Вы есть в Контакте?

Константин Томильченко: Нет — очень простой ответ :)

Поклонники: Помимо участия в качестве жюри в «Танцюють всі!»,вы ещё и ставите
постановки для шоу «Х-Фактор». В связи с этим к Вам вопрос. Уже два эфира
подряд участнику проекта «Х-Фактор-4» Михаилу Мостовому в номерах отказывают в
постановке,в то время как для других участников шоу делают яркие и красочные номера.
С чем это связано и дождутся ли поклонники этого артиста хорошо поставленных
номеров для Михаила? Спасибо за ответ.

Константин Томильченко: Могу сразу сказать, что постановка
номера зависти от многих причин. Это не танцор, который должен выходить и танцевать,
это вокал. Постановка — это и съемка, и исполнение песни, и графика, и
бэкграунд не экранах, и инструментальная фонограмма. Поэтому если
исполнительная группа видит, что некоторые вещи будут вредить непосредственно
исполнителю — мы не будем этого делать. Я не исключаю того, что в следующем
эфире мы увидим другого Мишу, с другими репертуаром. Любая постановка — это
дополнение к артисту, она не может быть главенствующей, она только усиливает
песню, которую он исполняет.

Алексей: Что сказали судьи Михаилу Евграфову при отказе от
прохождения в двадцатку? Действительно ли после монтажа показали слова, которые
сказали не ему, а другому участнику?

Константин Томильченко: Я не видел, к сожалению, не могу
ответить на этот вопрос. А по Мише я рассказал выше о нашем решении.

Черешня : Константин, скажите, «Танцюють всі!» — это шоу выдуманных персонажей
или танцоров? почему формат теперешнего шоу (3,4,5 сезоны) так сильно
отличается от первых двух? (в 1 и 2 были более близки к оригиналу формата, а
дальше какой то безумный креатив)

Константин Томильченко: Вообще, честно говоря, у нас не
хватает безумства — в нашем скучном мире. Я считаю, что любой формат имеет
право на какие-то интерпретации, на движение вперед. Мы должны стараться
вдохнуть жизнь во все, должно быть какое-то второе дыхание, нельзя ставить
лимиты. Поэтому наша команда увидела, что нам нужно что-то менять, нам нужно
по-новому смотреть на всем полюбившиеся танцы. Мало только танцевальных
постановок, хочется, чтобы участники проявляли себя лучше, интереснее,
по-новому — это придаст новые краски проекту. Мы будем видеть новых людей,
будем больше за них переживать — это шоу про людей. Мы увидим, какие люди в
паре друг с другом, насколько им интересен этот проект, насколько они готовы
пройти через определенные трудности ради результата. Мы уже делаем некоторые
вещи, которые раскрывают танцоров лучше, дают возможность их лучше понять. Они
сами в себе начинают открывать какие-то грани, начинаю по-другому относиться к
тому, что вокруг них. И нам, как судьям, будет легче определить, насколько
человек интересен, насколько он заинтересован. Поэтому, я считаю, что новый
формат — это шаг вперед, шаг в будущее. У нас действительно много идей, и мы
понимаем, что только в прямых эфирах мы не сможем это реализовать. Поэтому для
себя мы расширили пределы, и я уверен, что это только на пользу.

Настя: Константин, каким должен быть хороший танцор? Какие
качества для танцора самые важные?

Константин Томильченко: Это очень субъективное понятие.
Лично для меня помимо хорошей техники (это главенствующее), танцор должен быть
образованный, у него должно быть более чем сильное желание отдавать себя на
сцене, он должен любить свое дело не ради денег или карьеры. Я люблю это, мне
нравится это, я хочу это делать, и неважно признают ли меня и понадобится ли
это кому-то – вот это самое сильное признание в любви своему делу. Поэтому
хорошего танцора всегда можно отличить — когда ты просто любишь то, что ты
занимаешься.

Бодя: Куда делся Франциско??? На кастингах был, а тут…

Константин Томильченко: Это вопрос не ко мне. Я люблю
Франциско Гомеса, но это вопрос не ко мне, а к руководству канала.

Черешня: Константин, Вы как креативный продюсер шоу «Танцюють всі!», скажите пожалуйста,
зачем хорошим талантливым танцорам придумывают такие безумные истории и образы?
делая из них фриков, хотя он вполне может быть просто хорошим танцором? не
пытается ли канал таким образом манипулировать мнением зрителя?

Константин Томильченко: Я на проекте «Танцюють всі!» нахожусь в качестве судьи и
постановщика некоторых номеров. Поэтому я не могу ответить Вам на ваш вопрос —
он не в поле моего ведения. Поэтому, извините, я на этот вопрос не могу
ответить.

Карина: Константин, а расскажите, пожалуйста, а вы сами
смогли бы выдержать все те экстра испытания, через которые придется пройти
ребятам? И вообще, если бы Вы не были ведущим шоу, Вам бы хотелось прийти
участникам и пройти через все кастинги?

Константин Томильченко: Я не ведущий шоу, я — член жюри :)
Каждый раз, когда мы оценивали ребят, видели то, через что они приходят, видели
их задания — я каждый раз ставил себя на их место. «А смог бы я пройти так? А
что бы я придумал?» – я всегда задавался этими вопросами. По-моему, это
нормально. Я пытаюсь все пропустить через себя. Я не могу сейчас ответить, что
я приду и все пройду, и все сделаю. Имея тот максимализм, который у меня был
лет десять назад, я бы пришел на такой конкурс и попробовал — я люблю все новое,
люблю эксперименты, люблю проверить, люблю почувствовать. Я был на сцене — у
меня чуть сердце не выпало из груди, когда я танцевал с Таней Денисовой. После
этого я по-другому начал относиться к ребятам. Не знаю, не могу сказать, что я
бы все выдержал, возможно, где-то и дал бы слабинку, но я бы дошел до конца.

Людмила: Добрый день, Константин! Правда ли, что вы не
имеете специального хореографического или режиссёрского образования? Мешало ли
это развитию Вашего творчества? Представьте, что нынешние старшеклассники ,
мечтающие стать известными певцами или танцорами, задали Вам вопрос: необходимо
ли для осуществления их мечты наличие специального образования? Каков был бы
Ваш ответ? Спасибо.

Константин Томильченко: Действительно я не имею
хореографического образования и режиссерского образования. У меня неполное
высшее, я экономист, рынок ценных бумаг — все то, что мне сейчас чуждо и
неинтересно, но я этим занимался. Не могу сказать, что это было чем-то
неправильным — в тот момент жизни я этим занимался и параллельно занимался
своим делом, занимался хореографией. Тогда еще не было такого потока
информации, не было интернета, я пересекался только с такими же самоучками, как
и я сам. Уже прошло какое-то время, я понял, что я бы хотел получить
режиссерские навыки, хотел бы окунуться в какие-то тонкости. Но самоучку очень
сложно переучить. Вообще, творчество — это видение, это вкус, это то, как ты
чувствуешь, это твои внутренние переживания. С одной стороны мне понравилось,
что я сам до чего-то доходил на чисто интуитивном уровне. И сейчас это тоже
происходит. У меня до сих пор нет хореографического образования, я не читаю
книги, я не поступил на режиссерский. Но именно сейчас я бы, наверное,
воспользовался моментом и расширил бы свой опыт, занялся бы режиссерской деятельностью
более предметно. Более того, я уверен, что я так и поступлю. Для осуществления
мечты нужна вера, желание и борьба за свою мечту.

Julia: Почему вы заменили Франциско Гомеса? Его больше не
будет в шоу? Почему вас не было на кастингах?

Константин Томильченко: Да не знаю я, почему его заменили :)
На кастингах я не был, потому что работал на талант-шоу «Украина имеет талант»,
поэтому на этот период пригласили Франциско Гомеса. Так решило руководство,
поэтому все вопросы к руководству.

Елена: Костантин, Вы снова вернулись в шоу «Танцюють всі!». Расскажите, почему Вас
не было на кастингах? Вы скучаете по шоу?

Константин Томильченко: Да. Да, я скучаю по шоу. Вот я
вернулся, и я больше не буду скучать :) И вы тоже не будете скучать, потому что
это веселое, позитивное, драйвовое шоу.

Людмила: С кем из отечественных и зарубежных артистов
(танцоров и певцов) Вам уже приходилось сотрудничать? С кем бы ещё хотелось
поработать в будущем?

Константин Томильченко: С певцами я работал много во время
своей молодости. Я работал практически со всеми исполнителями украинской
эстрады в качестве танцора и хореографа. Вообще, мне хочется ставить
театральные постановки и заниматься театрами. Хочется сотрудничать с премией
вручения Оскара, с открытием Олимпийских игр, с большими и малыми театрами…
сотрудничать хочется только с большими площадками, театральными площадками и
Майклом Джексоном :)

Елена: 1. Мы всей семьёй побывали на «Бароне Мюнгхаузе».
Есть ли в планах постановки такого же уровня? Смогут ли увидеть их не только в
Киеве? 2. Как складывается творческая жизнь у актеров «Барона» — Натальи,
Артема, Ольги, Макса? (Про Николая вроде знаем))

Константин Томильченко: Спасибо большое за лестные слова, и
за то, что вы были на этом спектакле! Вы знаете, на вопрос «Есть ли в
планах?» могу ответить одно: у меня в душе, в сердце, в голове это всегда
будет. Но не всегда этого достаточно, кроме этого необходима еще и материальная
сторона. У нас очень много людей, в душах которых есть очень много интересного,
но они не могут этого реализовать. Поэтому могу сказать одно, что я со своей
стороны буду делать все, чтобы эти планы осуществились и шоу создавались — нам
этого не хватает.

Наталья, Артем и Макс занимаются творчеством. Оля и Макс
работают в Театре Леси Украинки. Артем долгое время совершенствовался в танце,
сейчас я не знаю, чем он занимается, но, думаю, что в ближайшее время мы
встретимся.

Федор: Костантин, какую свою постановку в шоу «Танцюють всі!». Вы считаете лучшей, и
какую хотелось бы поставить?

Константин Томильченко: Нельзя сказать, что лучшей. Сейчас я
все пересматриваю и понимаю, что сейчас бы я сделал по-другому. Мне очень
нравилась постановка с ванной, постановка под Агузарову, общая постановка под
Майкла Джексона, постановка под Высоцкого… возможно, сейчас я бы каждую
постановку сделал по-другому, потому что сейчас я другой человек и смотрю на
это по-другому.

Я давно мечтаю о классике, хочу поставить Гоголя и
Достоевского, хочу поставить что-то о любви к жизни. Творчество — безгранично,
любую идею можно выразить по-разному, это состояние и грани твоей души. Важно
не оставаться пустым, важной действительно чего-то хотеть и к чему-то
стремиться — тогда все появится.

Валентин: Константин, здравствуйте! Мы все ждем с
нетерпением о прямых эфиров. Скажите, когда они уже будут.

Константин Томильченко: По-моему, первый прямой эфир будет
29 ноября. Но лучше всего это уточнить на сайте.

Лиля: КОнстантин, расскажите, а какой Ваш самый любимый
праздник?

Константин Томильченко: Мне очень нравится Рождество — это
чудо, магия, волшебство. Мне нравится праздник, когда природа меняется, когда
лето переходит в осень — это праздник души. Раньше я к осени относился очень
пессимистично, это было депрессивное состояние, но сейчас все по-другому. Самое
прекрасное чувство — это когда есть какое-то движение и изменение. А если
серьезно, то любимый праздник — это Рождество. Наверное, есть праздники,
которые мы сами для себя делаем, отмечаем в кругу семьи, со своими любимыми —
это самые искренние и самые настоящие праздники.

Марина: Константин, а у Вас уже есть свои фавориты на шоу?

Константин Томильченко: Нет, я для себя их не определил. Мне
кажется, что в этом сезоне не будет явных фаворитов, все участники сильные.

Marina: Ув. Константин, подскажите, пожалуйста, какие слова
подобрать, чтобы моя дочь не утратила веру а себя. С 4 лет занимается танцами,
все педагоги хвалят и ставят ее в пример на уроках. Но на выступлениях ставят
вперед детей, чьи родители просто «настаивают» на том, чтоб именно их дети
всегда были «заметными». Думали поменять школу, но по крайней мере здесь (в
Ирландии) это везде. Спасибо.

Константин Томильченко: Независимо от того Ирландия это,
Америка или Украина – я знаю такую вещь, что когда в школе все отличники и всех
как-то подталкивают и вытягивают, то чаще всего такие дети в жизни не находят
своего места. Они с треском проваливаются в каких-то своих ценностях и
амбициях, в ощущении себя. Потому что их постоянно тянули, а во взрослой жизни
они беспомощны, некому их вытягивать, но они к этому привыкли. Я уверен, что
результаты у вашей девочки появятся позже, Вам нужно просто поддерживать ее
так, как Вы ее поддерживали, нужно просто в нее верить. Ребенку четыре года –
она ни за что не несет ответственности, это ребенок, до 13 лет за нее
ответственность несете Вы, поэтому Вы как родитель должны в нее верить и
помогать ей. Неважно, в какой линии она будет – если в течение определенного
времени она будет танцевать и Вы будете в нее верить, я уверен, что она станет
хорошей танцовщицей, проявит себя, раскроется, подарит радость и зрителям и
Вам. Рано или поздно она попадет в первую или вторую линию. Только так. Это
закон обмена энергией, когда ты делаешь максимум, веришь в то, что ты делаешь,
полностью выкладываешься. Поэтому, не волнуйтесь – все будет хорошо. Общайтесь
со своей дочкой, не закрывайтесь, поддерживайте ее, настраивайте ее. Первая
линия – это не главное. Главное – что Вы в нее верите, Вы рядом, Вы ее
поддерживаете, и все будет хорошо.

Людмила: Ваше хобби? Часто ли удаётся уделить ему внимание?

Константин Томильченко: Мое хобби — я люблю спорт, я люблю
читать, я люблю путешествовать. Но на это времени нет. Хочется заниматься этим
больше, но пока есть то, что есть. Я уделяю любую свободную минуту тому, чтобы
как-то перестроиться, потому что постоянно находиться в таком режиме очень
сложно. Но это может и расхолодить, во всем должна быть мера, ты не должен
потерять вкус к тому, чем ты занимаешься. Должна быть какая-то жажда того, что
ты хочешь, поэтому нужно время от времени просто менять вектор — отходить в
сторону и возвращаться.

Алексей: По какой причине могут не взять в 20-ку танцора,
которые был лучшим или одним из лучших на всех хореографиях, ни разу не
танцевал соло и отлично станцевал последнее соло перед выбором в двадцатку?
Причем был лучшим по любым критериям?

Константин Томильченко: Вы знаете, когда человек попадает на
соло — это не значит, что это плохо. Человек попадет в некую ситуацию, когда он
начинает по-другому себя показывать. Мы отправляем людей на соло не потому, что
он станцевал плохо, а потому что нам этого мало. Мало просто хорошо танцевать.
Нужно танцевать так, чтобы об этом танце помнили. Это как с книгой — можно
прочитать и забыть, а можно прочитать и руководствоваться ей. Есть глубина.
Танцор — это глубокий персонаж, это личность. Поэтому иногда даже лучше попасть
на соло — раскрыться, заявить о себе с другой стороны. Здесь очень много
факторов и критериев. Мало просто хорошо танцевать, человек должен быть, прежде
всего, интересным внутри — что он может рассказать, что он читает, смотрит, с
кем общается. Это все в совокупности, это не просто хореография. Поэтому, по
Вашим критериям, он мог просто не попасть в двадцатку.

Алексей: Cколько танцоров попало в 20-ку вопреки мнению
жюри? Точнее, насколько велика роль жюри при отборе в 20-ку, какая доля участия
организаторов в выборе 20-ки, какое количество танцоров в 20-ке, за кого вы
сами бы проголосовали?

Константин Томильченко: Жюри отбирает двадцатку.
Естественное, есть канал, который делает это шоу, есть формат шоу и есть
абсолютно гармоничный диалог между организаторами и судьями, которые являются
компетентными, являются весомым словом и были приглашены каналом для создания
шоу. Мы все в одной команде, любое решение по тому или иному кандидату – это
коллегиальное решение. Мы четко понимаем формат, понимаем, в каких рамках мы
должны находиться, что мы должны показать. Если бы мы были просто в неведении,
тогда у нас было бы очень много конфликтов с руководством, но мы понимаем, мы
сами в это вникаем, поэтому нам легче находить общий язык с руководством
канала.

OlgaOlga: Но Михаил пришел уже во второй раз на ТВ….. В
прошлом году ему рассказывали, что не хватило эмоциональности……. Спорно,
зритель увидел другое. Ну да ладно. В этот раз судьи в один голос говорили, что
Михаил лучший в своем стиле и вообще сильный танцор, да и то, что он над
эмоциональностью поработал. Или это тоже говорилось не Михаилу, а монтаж
слепили из того, что было?) Можете повторить, что вы сказали Мише, когда
отказали ему в 20ке?

Константин Томильченко: Вы знаете, я не помню, что мы
говорили, я не могу сейчас сказать, какой был вердикт дословно. Я помню, что мы
коллегиально решили, что Миша в этом году не в двадцатке, а что мы говорили ему
на вердикте, я сейчас не могу вспомнить. Это нужно пересмотреть, перекрутить и
воспроизвести. К сожалению, сейчас в данную секунду я не могу этого сделать. В
том, что он сильный танцор я не сомневаюсь. Я не отказываюсь от наших слов. Но,
поймите, у нас много сильных танцоров, которые приходят на тот или иной проект.
Не факт, что ты придешь и попадешь – ты постоянно должен бороться, постоянно
должен что-то доказывать. Каждый раз приезжают новые танцоры, в этом году на
место Миши было еще 5-6 танцоров – и нам нужно было из этих танцоров выбрать
кого-то одного. Нашим выбором был другой танцор, и это нормально, я считаю.
Потому что в тот момент мы посчитали, что этот танцор достоин быть в двадцатке
больше, нежели Миша. Всё.

Egoza: И все же, что именно вы сказали Михаилу перед
оглашением 20ки? Мы, зрители, можем это знать?

Константин Томильченко: Я не помню. Я не помню, говорил ли
это я или не я. Мне нужно пересмотреть и тогда я смогу ответить. Если меня еще
раз пригласят на прекрасный портал Tochka.net – я вам обязательно отвечу. Я
вообще ничего не утаиваю, мне нечего скрывать. Я могу сказать все очень
искренне, чисто, откровенно.

Аля: Здравствуйте,Константин . Как Вы относитесь к самой
старшей участнице проекта «Танцюють
всі!
»  Ольге Трегуб? Считаете ли
Вы её достойной попадания в двадцадку самых сильных танцоров страны?

Константин Томильченко: Да, я могу считать, что Ольга Трегуб
достойно попала в двадцатку. Это хороший показатель того, как даже в таком возрасте
можно относиться к занятию, которое многие считаю неперспективным, просто
баловством до определенного возраста. В нашей стране многие считаю, что танцы –
это вообще до поры до времени. Я считаю, что Ольга попала абсолютно достойно,
она прошла все испытания, она была мотивирована, она действительно желала,
хотела попасть (и это было видно) и она сделала для себя максимум. И это
пример, очень сильный и большой пример для нас всех. Не только для ее
поколения, а для нас всех. Для того чтобы понять, что такое танце, что такое
желание, что такое возраст, что такое тяга к жизни – жить полностью, жить
раскрепощено, жить без пределов, без рамок, без форматов. Я хочу, я люблю, мне
нравится – эти критерии стали для нас совершенно непонятными постулатами.
Например, нам нравится, но мы делаем совершенно другое, и мы предаем самих
себя. Я очень верю в то, что на следующих проектах у нас появятся люди, которые
будут заряжать нас позитивной энергией, энергией жизни. Я за то, чтобы таких
людей было больше, и не только на проекте «Танцюють всі!».

Арина: Константин, здравствуйте! Мы очень любим шоу и всегда
с дочкой смотрим. Слышали, что ребята теперь пройдут через дополнительные экстра-испытания?
Что это за испытания, расскажите о них.

Константин Томильченко: Спасибо, очень приятно! Ну, если я
все расскажу – это будет уже неинтересно :) Но могу приоткрыть завесу:
испытания самые разные – начиная от испытания огнем, водой и неожиданными
партнерами в танце. Я считаю, что нашим участникам в этом году выпала просто
безумная удача открыть новый формат шоу «Танцюють всі!». Команда пыталась найти формы, которые раскроют ребят и
придадут яркости этому шоу. У нас было одно испытание – это испытание в воде.
Это достаточно сложно. С одной стороны это настолько красиво и изящно, когда я
наблюдал за этим, у меня просто не было слов от восхищения. Все танцоры не
знали о том, где будет проходить испытание, – они узнавали об этом в последний
момент. Для них это было, как гром среди ясного неба – в эти сжатые сроки им
нужно было собраться, держаться друг за друга и сделать все по максимуму. Это
же можно сказать и об испытании с огнем, и с необычными партнерами. Вы даже не
можете себе представить, что это за партнер – это опасный партнер,
непредсказуемый партнер. Каждый раз это состояние щекочет нервы, но всегда
подстегивает. Все эти испытания по-новому раскрывают для нас наших танцоров. Я
уверен, что после этого такой формат появится во многих странах мира, потому
что это новое видение танца. Это выходит за рамки просто сцены. Ваша сцена –
это Днепр, это какие-то огненные гейзеры, это завод, это поток воздуха, это
все, что угодно. Выйдите за рамки – все может быть сценой и на этой сцене
происходит танец. Это очень круто.

Спасибо всем большое за вопросы, они были достаточно
интересными! Спасибо за внимание! Мне действительно приятно, что вы задаете
вопросы, что мы общаемся :) Всем хороших эмоций, хорошего настроения и веры в
будущее! Хочется, чтобы вы улыбались, радовались солнцу, всегда искали
позитивное даже в самом негативном. Думаю, мы скоро увидимся на прямых эфирах.
Всем удачи, до свидания!