«Разбитое стекло почти полностью срезало мой нос», — победитель шестого сезона шоу Владимир Раков

Танцюють всі 9

«Мы так уставали, что засыпали даже возле громыхающих колонок»



«Признаться, я впал в состояние, близкое к ступору, когда в прямом эфире ведущая Лилия Ребрик объявила, что первое место досталось мне, — говорит победитель шоу телеканала СТБ «Танцюють всi!-6» 19-летний Владимир Раков из Евпатории. Мы беседовали с ним на следующий день после гала-концерта, на котором были оглашены результаты голосования многомиллионной аудитории проекта. Владимир выглядел усталым — всю предыдущую ночь не сомкнул глаз. — Лилия Ребрик вручила мне конверт, в котором было написано мое имя. Я, конечно, радовался, но все же до конца не верилось в реальность успеха.

После прямого эфира (он завершился за полночь) мы вместе с остальными участниками отправились в ресторан отметить окончание шестого сезона «Танцюють всi!». Я, признаться, просто присутствовал — праздновать не было сил. Смотрел, как веселятся мои друзья, и мечтал, чтобы быстрее настало шесть утра. В это время мы должны были ехать на вокзал провожать ребят, которые уезжали домой. Немного поспать мне удалось уже днем».

Нехватка времени на сон была постоянной проблемой участников?

Да. Например, в ходе подготовки к суперфиналу мы всю неделю спали по два-три часа в сутки. По столь жесткому графику начали жить еще во время испытаний в сотне сильнейших. Со временем организм адаптируется к постоянному недосыпанию.

Днем любую свободную минуту использовали для сна. У каждого был каримат (туристический коврик). Выпадет во время репетиций полчасика перерыва — укладываешься в гримерке или возле сцены рядом с громыхающими музыкальными колонками. Спали и во время переездов из одного тренировочного зала в другой.

Часто бывало так, что работал над номерами до четырех утра. А подъем в семь. Встаешь с ощущением, что энергии не осталось вовсе. Но приезжаешь в зал, приступаешь к разминке, и силы начинают возвращаться, вскоре ты вновь бодр, полон энтузиазма и желания работать.

Было предчувствие, что победите?

Нет, я до последнего момента не верил в это. Если честно, нынешний сезон рассматривал как пробный: думал, осмотрюсь и пойму, на что нужно обратить особое внимание при подготовке. А на следующий год уже приду побороться за победу. Но вышло так, что с первого раза осуществил свою мечту.

Нужно понимать: в шоу побеждает не самый лучший танцор, а тот, кого полюбят зрители. Многие ребята, пробившиеся в двадцатку сильнейших, гораздо опытнее и профессиональнее меня. Тот же Олег Клевакин (он в своих интервью называл Владимира Ракова основным конкурентом в борьбе за первое место. — Авт.), который занимается танцами уже более 15 лет.

А какой у вас танцевальный стаж?

Около семи лет. Когда мне было двенадцать, знакомые девчонки предложили заниматься в студии акробатического рок-н-ролла. Я стал первым мальчиком в этом коллективе. Ушел из него два года назад. Дело в том, что акробатический рок-н-ролл — это скорее спорт, чем танец. А я собрался учиться на хореографа. Чтобы подтянуться по танцевальной классике, весной 2012 года перешел в шоу-балет. Правда, документы в вуз еще не подавал.

«Я случайно задел лицо Ирины чашей с огнем»

Что для вас стало толчком к тому, чтобы попытать силы на «Танцюють всi!»?

Когда осенью 2008 года телеканал СТБ провел первый сезон этого шоу, я стал его поклонником и решил обязательно выступить в нем. К участию в проекте допускаются совершеннолетние. Как только мне исполнилось восемнадцать, отправил на СТБ заявку на выступление в кастинге шестого сезона. Стал усиленно готовиться: брал у тренера ключи от зала и занимался по утрам по четыре — шесть часов. Затем спал, а во второй половине дня репетировал с шоу-балетом.

После вашего выступления на кастинге самый, пожалуй, строгий член жюри Франциско Гомес заявил: «Вы лучший из участников, танцующих в стиле контемп, за все шесть сезонов!»

Я тогда подготовил номер в манере, в которой выступает ассистент знаменитого американского хореографа Токио Чейз Бузан. Когда решил делать постановку в сложном, ни на что не похожем ключе этого мастера, до кастинга оставался лишь месяц. Этого мало, но я все же рискнул. Риск оказался оправданным — завоевал путевку в следующий круг.

В нем должны были выступать сто лучших участников…

Да, но классных танцоров пришло на кастинги так много, что судьи вручили билеты в сотню двумстам участникам. Когда все они одновременно репетировали постановку от члена жюри Раду Поклитару, едва хватило места в холле. Неожиданно для себя я успешно прошел все этапы испытаний и завоевал место в двадцатке сильнейших.

В предыдущих сезонах это давало возможность выступать в прямых эфирах. Но вашей двадцатке организаторы приготовили сюрприз — две недели экстремальных испытаний в тренировочном лагере…

Мне такое изменение формата шоу пришлось по душе — борьба стала еще более увлекательной. Мы танцевали по колено в воде, вальсировали среди вспыхивавших вокруг нас снопов огня, некоторые ребята выступали с питонами на шее.

Какая из этих экстремальных постановок была самой сложной?

Танец в воде. Пары узнавали, что исполнять номер предстоит в реке, только когда их выводили на берег и снимали повязки с глаз. Понятно, что репетиций на подводной сцене не было. Поверхность сцены сильно прогибалась под ногами, что еще больше усложняло задачу. Непросто было и выбрасывать вверх ноги, преодолевая сопротивление воды.

При подготовке к другому экстремальному испытанию — «огненному» вальсу — нас предупредили, что нужно четко выучить траекторию движения по сцене. Затем нам объяснили, зачем это нужно: чтобы во время выступления мы случайно не налетели на один из столпов пламени, которые то и дело вспыхивали вокруг. Но перед началом состязания оказалось, что мы разучили не совсем ту траекторию. На освоение правильной оставалось мало времени. Очень переживали. За кулисами расставили стулья так, как на сцене располагались файеры, из которых извергался огонь. Репетировали в бешеном темпе и в результате выступили хорошо. У нас с партнершей Настей Колесниченко времени на переобучение было больше, чем у других пар — мы выступали последними. Были уверены, что ничего плохого не случится, поскольку перед стартом нам сообщили: одежда (парни были во фраках, девушки — в бальных платьях) и волосы обработаны специальным составом, защищающим от возгорания.

В первом прямом эфире вам тоже довелось участвовать в постановке с огнем.

Да, действие происходило в «аду». Мне досталась роль Демона, который забирает в преисподнюю Душу (этот образ исполняла Ирина Крейдина), а Ангел (Андрей Калугин) борется за нее. Я танцевал с чашами, в которых вспыхивал огонь. Внутри этих сосудов тлели фитили и был насыпан специальный порошок. Стоило мне его слегка подбросить вверх, как он воспламенялся. Во время одной из репетиций чашей с огнем я задел лицо Ирины. Ужасно за нее испугался. К счастью, обошлось без ожога.

10s25_dance2_copy

На этом снимке запечатлен фрагмент из постановки, в которой Владимир Раков выступил в образе Демона, а Ирина Крейдина — Души, которую он забирает в преисподнюю

А вы сами во время репетиций не пострадали?

Были лишь небольшие ожоги на руках. То, что хореограф Андрей Дикий придумал использовать пылающий реквизит, позволило вытянуть номер. Ведь никто из нас, троих его участников, прежде не танцевал пасодобль. Его движения сложные, а мы не очень-то хорошо их выучили. Однако номер удался — мы взяли драматургией, и огонь нам в этом помог.

Но на проекте у меня случались травмы. Перед первым эфиром появились проблемы с коленом — его постоянно приходилось лечить. Все пять эфиров я выступал с наколенником. А еще во время подготовки одного из групповых танцев размозжил мизинец на ноге. Было очень больно!

«В ближайшее время перееду из Евпатории в Киев»

У вас есть талисман или ритуал, который помогал настроиться на выступления в прямых эфирах?

Перед первым эфиром я машинально взял в руки вешалку для одежды и стал прохаживаться, держа ее в руках. Поймал себя на мысли, что этот предмет почему-то помогает сконцентрироваться, справиться с волнением. Потом перед каждым выступлением брал любую вешалку, оказавшуюся под рукой. Кроме этого, принимал успокоительное средство, которое мне рекомендовал врач.

С кем из участников шоу вы больше всего сдружились?

С Никитой Кравченко из Запорожья. В тренировочном лагере жили с ним в одном номере. Мы стали друзьями также с Ирой Крейдиной, Лерой Фефиловой, Алисой Доценко, Димой Щебетом, Леной Головань… Вся десятка сильнейших за два месяца, которые мы провели вместе, стала одной семьей.

10s25_dance3_copy

В этом номере выступили все четверо суперфиналистов. Яна Заец заняла второе место, Никита Кравченко (он в пирамиде нижний) — четвертое, Владимир Раков — первое и Дмитрий Щебет — третье

Чем занимаются ваши родители?

Отец работает строителем, мама — поваром в доме отдыха. Живем в однокомнатной квартире. Старший брат со своей девушкой переехал на съемную квартиру, он трудится вместе с папой.

В одном из интервью вы рассказывали о том, что в детстве едва не лишились носа…

Это произошло, когда мне было девять лет. Шел в магазин, возле одного из домов приподнял голову — и получил крупным куском стекла по носу. Окно разбили на девятом этаже. И надо же было такому случиться, что осколок попал в меня. Еще повезло, что стекло летело плашмя. Но все равно нос почти полностью срезало. В больнице его пришили, поставив внутрь пластины. Через неделю их сняли. Вот и вся история. Правда, шрам виден до сих пор.

Как вы учились в школе?

Отличником не был. Причем не потому, что не давались математика и другие предметы. Мне просто было неинтересно учиться.

На что планируете потратить полмиллиона гривен призовых?

Пока не решил. В ближайшее время хочу переехать в Киев — если останусь в Евпатории, вряд ли продолжу расти как танцор. Квартиру в столице, возможно, буду снимать с участниками «Танцюють всi!-6» Дмитрием Щебетом и Ильей Кисельниковым. Осмотрюсь, а затем буду искать возможность учиться хореографии в США.

10s25_dance1_copy

Владимир Раков (в центре) говорит, что участие в нынешнем сезоне рассматривал как пробное — планировал набраться опыта и через год попытать счастья еще раз

Игорь ОСИПЧУК, фото Сергея Тушинского