PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Ричард Горн: «Хорошего танца для меня мало» | Танцюють всі 9
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImRhbmNlLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Ричард Горн: «Хорошего танца для меня мало»

Танцюють всі 9

Уже два кастинга самого интернационального сезона проекта «Танцюють всі! – 9» оценивал новый судья – художник-шоумен Ричард Горн. Он сразу же нашел общий язык со своими коллегами и понравился зрителям! Это не удивительно, ведь Ричард – человек, который знает, каким должно быть настоящее искусство. В эксклюзивном интервью для STB.UA эпатажный хореограф-постановщик, эксперт шоу «Супермодель по-украински» рассказал о судействе на «Танцюють всі! – 9» и о своем видении победителя проекта.

ричард горн

Ричард, поделитесь вашими впечатлениями от судейства на «Танцюють всі! – 9». Что запомнилось больше всего?

Я был приятно удивлен, что судьи, которые сидят уже давно в этих креслах, очень тепло меня приняли. Я не чувствовал никакой дисгармонии в их сплоченном коллективе. Наоборот, у меня возникло впечатление, что я знаю этих людей много лет. Они – настоящие профессионалы своего дела! Впечатлений очень много!

 Как оцените танцевальный уровень участников? 

Честно говоря, у меня случился разрыв шаблона. Я был удивлен, что некоторые участники несут на проект старую хореографию. Я ожидал увидеть больше уникальных танцоров, личностей, в первую очередь. А таких было немного. Были клоуны, которые хотели попасть на экран, были очень сильные конкурсанты – ученики-отличники с хорошей школой, но ни шагу влево, ни шагу вправо. Были и те люди, которые танцевали и выходили за рамки «хорошего ученика». Обычно, такие и достигают чего-то большего. Не знаю, сколько их было в процентном соотношении, но приходили разные ребята. В целом, я остался доволен.

ричард горн

 Не сложно ли было критиковать детей на проекте?

Нет. Был у нас такой момент: я видел, что Тане Денисовой, как маме, очень сложно сказать правду детям, потому что она их видит как своих. Она – девушка, поэтому я несколько раз брал ответственность озвучивать критику. Еще на проекте «Супермодель по-украински» я пришел к выводу, что сглаживать ответ или делать его каким-то мягким, прозрачным – нельзя! Если ты начинаешь жалеть участника или увиливать от правды, то он уходит с неправильной информацией. Он думает, что все хорошо, а на самом деле все было плохо. Поэтому когда у танцора или модели действительно есть профессиональные проблемы, я говорю об этом честно и откровенно. Если я приукрашу правду, участник или участница уйдет с неправильным пониманием действительности и будет думать, что все прекрасно. Тогда он или она не изменит то, что нужно менять. Я сужу не только со стороны эксперта, но и со стороны зрителя. Будь то ребенок, подросток или взрослый человек – лучше все-таки знать правду. Если они уже к нам приходят, то должны быть готовыми услышать ее.

судьи танцуют все сезон 3

 Как вы думаете, что для танцора важнее  техника или харизма? 

Смотря, куда он метит и где он хочет быть. В идеале – чтобы это все совмещалось. Я обращаю внимание на людей, которые несут свой месседж, свою индивидуальность, свою историю, свой посыл, свою личность. Просто хорошего танцора, который выполняет акробатические номера, крутит пируэты, правильно танцует – для меня мало. Я считаю, что такие люди должны стоять во второй, третей или четвертой линии в постановках. Меня всегда интересует главный персонаж, поэтому я смотрю на личность, в первую очередь. Этот человек может абсолютно нигде не учиться, не заканчивать никаких престижных вузов, даже быть самоучкой, и танцевать так, как не будет танцевать никто. Это дарование. Мне всегда приятнее смотреть на таких людей. А прийти и показать хорошую школу: «Вот меня так научили» – это как домашнее задание сделать. Этого не достаточно, особенно для того уровня, на который выходит проект «Танцюють всі!», для международного уровня.

 На каком проекте вам было легче принимать решения о дальнейшей судьбе участника – на «Супермодель по-украински» или «Танцюють всі!»

Недавно я себе сам задавал этот вопрос, и понял, что для меня нет разницы, где принимать решения. Я с одной и той же целью, с одной и той же задачей сужу на этих проектах. И там, и там моя миссия – увидеть индивидуальность. По своей природе я учитель. Я учу, наставляю, за мной идут люди. Поэтому, кого именно мне наставлять – моделей или танцоров – для меня разницы нет. Могу всем помочь своим советом. Главное, чтобы они меня слышали.

ричард горн

 Каким, по вашему мнению, должен быть победитель «Танцюють всі – 9!»?

Если это парень, то он – сильный и мощный танцор с мужской энергетикой, который несет мужской посыл. Он должен быть приятной наружности, со своей точкой зрения, со своим интерпретированным стилем танца. Конечно же, важна универсальность. Могу в пример привести Вову Ракова. Он наделен всеми этими качествами, у него есть своя история, он настоящий. Когда он танцует, я ему верю. Если бы он мог победить еще раз, я был бы не против (смеется).

Если это девушка, то она – сексуальная, очень приятная как внешне и внутренне. Не нужно ходить по головам, чтобы выбить себе первое место, важно быть честным, уметь работать и подстраиваться под задания, которые дают судьи.

ричард горн

Екатерина Ильченко