PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
«У меня две родины – Минск и Киев», – Дмитрий Танкович | Танцюють всі 9
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImRhbmNlLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

«У меня две родины – Минск и Киев», – Дмитрий Танкович

Танцюють всі 9

Когда мы еще были молодые и симпатичные, то очень
часто бывали в Украине с КВН. «ЧП Минск» состоялся именно в Киеве.
Когда КВНовская карьера подходила к своему логическому завершению,
встал вопрос выбора: либо мы остаемся в Минске, либо куда-то
переезжаем, чтобы двигаться дальше. Я понял, что на родине я достиг
всего, чего мог. Был вариант Москвы, но златоглавую никто из команды
никогда не любил: не наш город. Мы, минчане, привыкли к спокойствию. И
мы выбрали город, где есть перспективы, похожие на московские, и в то
же время царит белорусское спокойствие.

В первой киевской квартире жили втроем. Когда
просыпались, приходили ребята – начинались сборы, репетиции, творческие
брейнстормы. Вечером, когда все уходили, оставались горы посуды,
которую приходилось мыть по очереди.

Из Минска не тащили никаких вещей. Отработали
сезон в Крыму – и прямо оттуда, не заезжая в Минск, втроем переехали в
Киев. Через месяц подтянулись остальные ребята.

Теперь, когда я приезжаю в Беларусь, не могу
привыкнуть к тому, что нет зеленых стрелочек на светофорах. Пару раз
белорусские гаишники смотрели на меня очень удивленно, потому как я
проезжал на красный свет с очень спокойным лицом. Создавалось ощущение,
что я знаю, что делаю. И что я уверен в том, что не нарушаю. Этот
маневр я совершал прямо перед машиной ГАИ. Такой наглости они не видели
никогда.

_DSC8203

На Крещатике я побывал еще в школе – нас возили на
экскурсию в Киев. Это был первый большой город, который я посетил в
детстве, поэтому я был под большим впечатлением. В детстве эти эмоции
всегда гораздо ярче. Сейчас для меня Крещатик – как Октябрьская площадь
в Минске. Я к нему привык. Не буду кривить душой, если скажу, что
сейчас у меня две родины – Минск и Киев.

Белорусская мафия в Украине очень большая.
Периодически на мероприятиях пересекаемся. Приветствуем друг друга все
чаще на украинском. Конечно, белорусская диаспора – не кавказская. Нет
у нас общности и сплоченности, мы очень спокойные: постепенно
расселяемся по всей планете, но в отличие от армян, мы это не
афишируем.

Не хочу я жить в Америке. Европу я тоже достаточно
хорошо изучил. Единственный город, где я захотел остаться, – это
Барселона. Но потом все прошло.

Вечер пятницы провожу на съемках шоу «Танцуют
все!». Вечер субботы – это какой-нибудь веселый корпоратив. Нельзя
сказать, что у меня в неделе есть свободный вечер для «отрыва». Как
правило, раз в два-три месяца мы встречаемся с ребятами из команды, и
тогда вечер может плавно перейти в утро.

_DSC8106a

Украинские девушки либо очень сильно красятся,
либо не красятся вообще. Мне нравится, что все разные.

В былые времена для КВНа мы одевались на киевском
рынке «Юность». Никогда не забуду, как мы захотели поиграть в футбол, а
у нас не было кедов. Мы купили за одну купюру кеды всей команде.
Правда, к концу матча они уже разлезлись.

Вы меня как раз оторвали от «смотрин»
недвижимости. Хочется сделать себе подарок к Новому году –
квартиру.

В каких музеях Киева я был? Вот мы и подошли к
вопросу депортации. Не был я в музеях. Стыдно сейчас стало. Умеете вы
человека загнать в тупик. Придется паспорт съесть.

Справка:

Дмитрий Танкович, ведущий канала СТБ.
Родина: Беларусь.
В Украине: больше четырех лет.