PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
«Мне приснилось, что за круглым столом участники и творческая группа шоу решили, что наша пара уйдет» | Танцюють всі 9
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImRhbmNlLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

«Мне приснилось, что за круглым столом участники и творческая группа шоу решили, что наша пара уйдет»

Танцюють всі 9

«За месяц участия в проекте «Танцюють
всi! Повернення героїв» я привыкла к бешеному темпу жизни – и получала
от этого удовольствие,
– говорит Елена Пуль, которой в минувшую
пятницу вместе с партнером Евгением Панченко довелось покинуть шоу.
– Знаете, я ведь даже когда смотрела фильмы, по которым ставились
наши номера, тренировалась: располагалась у экрана, сидя на шпагате.
Участники шоу живут на квартирах. Моя сестра готовила для меня и
оставляла еду в холодильнике. Но почти все приходилось выбрасывать – не
было времени поесть. Я просыпалась ровно за семь минут до того, как
нужно было уезжать на репетиции. Этого хватало, чтобы умыться,
почистить зубы и привести в порядок волосы. Конечно, можно было
вставать чуть раньше. Но приходилось ценить каждую минуточку сна – он
важнее, чем еда. Так что перебивались в основном сладостями. Шоколадки
и батончики видеть уже не могу. Кстати, несмотря на жуткое количество
углеводов, я порядком похудела – брюки, которые прежде были мне впору,
теперь без ремня не поносишь. Такой режим не на пользу здоровью, но мне
очень нравится работать по максимуму – это самое приятное в
шоу».

У вас было предчувствие, что на этот раз
шоу придется покинуть вашей паре?

В ночь перед прямым эфиром приснилось, что за
круглым столом собрались все участники проекта, творческая группа и
обсуждали вопрос о том, кто уйдет в этот раз, – отвечает Елена Пуль. –
Выбор пал на нас с Женей. Я рассказала ребятам о сне, но не хотела
верить, что он сбудется, ведь у нашей пары были только классные номера.
Как шутят в интернете болельщики, мы с Женей не успели станцевать
слабый танец.

1

В танце «за жизнь» «бальники» Елена Пуль и
Евгений Панченко продемонстрировали, как нужно исполнять классическое
танго

«Во время моего участия в третьем сезоне
«Танцюють всi!» настал момент, когда возникло чувство: следующий эфир
станет для меня последним,
– говорит Евгений
Панченко
. – Так и случилось. На этот же раз была
уверенность, что пройдем дальше, ведь на репетициях все получалось на
«отлично». Мы с Леной были настроены продолжать борьбу за победу –
чувствовали в себе силы для этого. И вдруг вылетели. Для меня это стало
настоящим шоком».

После исполнения вами основного номера по
фильму «Сладкий ноябрь» двое малышей поднялись на цену с роскошными
букетами цветов…

Это дети из моей студии танцев, они приехали с
родителями из Одессы, – говорит Евгений. – Знаю, что нужен им, и с
радостью вернусь к работе в студии.

Лена, танец «за жизнь» вы исполняли в
красивом желтом платье.

Оно мне тоже очень нравится. Специально для
номеров «за жизнь» сценические костюмы не шьются, ведь танцевать эти
постановки приходится не всем, а всего лишь трем парам. Поэтому
подбирается что-нибудь из запасов. Я попросила это желтое платье.
Выступала в нем в одном из эфиров шоу «Танцi з зiрками». Тогда моим
партнером был певец Стас Шуринс.

Устали за этот месяц?

«Спортсменам дают время на восстановление сил,
реабилитацию мышц, – отвечает Евгений. – У нас этого не было, мы
работали с утра до позднего вечера. Но, повторю, сил осталось много, их
хватило бы еще не на один эфир.

Хочу сказать о поддержке, которую нам
постоянно оказывал куратор нашего третьего сезона член жюри Влад Яма –
он заботливый, как папа. Приходил буквально на каждую репетицию,
вдохновлял, подсказывал. Во многом благодаря Владу участники третьего
сезона стали сплоченной семьей».

«В минувшем прямом эфире Яма был в пиджаке, на
котором в стиле граффити я написал имена его подопечных,

вступает в разговор дизайнер шоу Дмитрий Курята.
Надписи выглядели как цветные пятна, поэтому, возможно, не все зрители
догадались, что изображения состоят из букв. На плечах пиджака можно
было прочесть: «Анжела», «Саша». На полах – «Лена», «Женя», «Саша»,
«Марта».

Вы старались сделать сценические костюмы
участников такими, как у героев фильмов, по которым были поставлены их
номера?

Это было возможно не для всех постановок.
Например, Александр Геращенко с женой Мартой танцевали вальс. В «их»
кинодраме «Призрак» актриса Деми Мур почти во всех эпизодах одета в
брюки и свитера. Для вальса это не подходит – нужно платье. Мариям
Туркменбаева и Женя Кот исполняли лирический хип-хоп в номере по
мотивам ленты «Титаник». Главная героиня фильма одета в длинное чуть ли
не до пят платье. Но в хип-хопе особенно важна работа ног. Значит, они
должны быть видны, а не закрыты. Поэтому наряд для Мариям пошили не
такой длинный, как на актрисе Кейт Уинслет в «Титанике». Номер Анжелы
Карасевой и Тони Кибы был поставлен по мотивам ленты «Красотка».
Героиня Джулии Робертс носит в этой картине красное платье, так что и
для Анжелы мы пошили платье такого же цвета. А ближе всего к
оригинальным костюмам фильма мы сделали наряды для Тисато Исикава и
Ильи Верменича, танцевавших в образах героев драмы «Гордость и
предубеждение», события которого разворачиваются в XIX веке. Впрочем, и
эти одежды, прежде всего, танцевальные – сконструированы так, чтобы в
них было удобно выполнять любые движения. Самым сложным был костюм
Натальи Лигай – он трансформировался во время номера: строгий костюм
превратился в наряд раскрепощенной девушки.

Игорь ОСИПЧУК