Раду Поклитару о дружбе с судьями, необычных постановках и своих фаворитах на шоу

Танцюють всі 9

Новый судья
танцевального проекта, балетмейстер и создатель театра «Киев модерн-балет» Раду
Поклитару с радостью согласился ответить на несколько вопросов. Начали разговор
мы, конечно же, с постановок Поклитару: они всегда отличаются глубоким
смысловым наполнением и оригинальностью, что любят и ценят не только танцоры,
но и зрители.

У
Вас всегда оригинальные постановки – откуда Вы черпаете идеи для них? Что Вас
вдохновляет?

Совершенно разные источники вдохновения: бывает какая-то
музыка, бывает литературная идея, а иногда – исполнители, которые будут
танцевать. Я не могу придумать номер до того, как буду знать, кто его будет
исполнять: мне надо знать личностей.

Свои
жизненные моменты и переживания Вы переносите в постановки?

Географически – нет, конечно, я использую багаж знаний,
который у меня есть в области всего мирового искусства. Каждый художник
использует весь свой багаж и опыт: больше багажа – действительно интересная
работа, меньше багажа – менее интересная работа. 

С
кем из девушек этого сезона Вам понравилось работать больше всего?

Ну нет: если я скажу, то обижу всех остальных, поэтому
промолчу.

А
из пар уже есть фавориты?

Мне, если честно, нравилось работать со всеми ребятами, но
есть одна пара, с которой жалею, что не поработал и точно уже не поработаю, –
Оля и Никита. Сегодняшний эфир это подтвердил: Оля показала себя как актриса.
Она очень сильная танцовщица, и ее манера движения, ее манера выражения эмоций
очень близки мне как хореографу, поэтому очень жаль, что соединения не
произошло. Мне остается только комментировать работу этой пары под руководством
других хореографов. Но ничего страшного: жизнь еще длинная, по крайней мере,
умирать пока никто не собирается. Если вы не верите в конец света 21 декабря,
конечно же. (Смеется).

С
кем из судей Вы познакомились на проекте, а кого уже знали?

Ой, вы знаете, мир танца очень тесен, поэтому мы были
знакомы до проекта, и очень хорошо.

Между
Вами возникали конфликты по поводу оценивания танцоров?

Нет, мы очень весело проводим время: замечательная компания,
нам комфортно друг с другом. Бывают споры по стилю, по чему-то еще, но, опять
же, у нас есть узконаправленные люди, которые лучше разбираются. Например,
Костя разбирается в брейке и хип-хопе, Влад у нас авторитет в области
техники бального танца… А в целом мы очень дружно проводим время. 

Вы
смотрели предыдущие сезоны проекта?

Первый не смотрел вообще, второй – очень фрагментарно.
Честно говоря, я и этот сезон потом пересматриваю, особенно – свои работы,
чтобы понять, насколько хорошо ребята отработали на камеру. Из судейского
кресла мы немножко по-другому видим картинку.

Что
бы Вы хотели изменить в проекте?

Это крутое шоу! Такого шоу нет ни на одном российском
канале. Я знаю точно: мне об этом говорят многие российские хореографы, которые
смотрят это шоу. Они говорят: «Ребята, у вас очень круто». (Улыбается).

Какие
у Вас перспективы помимо этого проекта?

Много предложений. В январе еду на сдачу нового проекта –
спектакль в Большом театре в Москве. Это не первая моя работа с Большим театром
– уже третий спектакль на этой сцене. А в июле я должен начать работу над… не
скажу, над чем, потому что я суеверный в этом плане, но спектакль состоится в
театре Станиславского.

Но
Вы же не верите в конец света – а тут, оказывается, «суеверный»?

Я вообще ни во что не верю, а не озвучил я даже не потому,
что суеверный, а потому что по жизни не умею лгать. У лжеца должна быть хорошая
память, а у меня плохая – я вру, а потом не помню, что соврал, и получается
полная лажа. 

По
телевизионным проектам предложений не было?

Не помню такого. На самом деле, вы должны понимать, что при
всей значимости этого проекта в моей жизни я в первую очередь театральный
человек. Не обижайтесь, «СТБ», но театр для меня на первом месте. Я родился в
театре, мои родители работали в театре, моя жизнь – в театре, поэтому нет ничего
важнее. Проект – единственное, что меня здесь держит.

Кто-то
из танцоров этого сезона достоин быть в Вашей труппе?

Да, есть два человека, которые точно бы вписались в
стилистику. У них сейчас нос кверху, но это фавориты. Если сложится так, что
они придут ко мне в труппу, я буду счастлив. Но есть определенное «но»: люди,
которые заражены вирусом шоу-бизнеса, могут и не прийти. Им ведь сначала
придется танцевать в кордебалете, потому что сразу они ведущими не станут – они
должны пройти step by step все этапы становления артиста. Одно дело шоу-бизнес,
а другое – театр: это другие планы, другие актерские задачи. Это не
моментальный спринтерский выстрел, а умение держать длинную дистанцию
зрительского внимания.