Как и зачем издеваются над участниками шестого сезона

Танцюють всі 9

Совсем скоро в эфире телеканала СТБ стартует шестой сезон проекта « Танцюють всі!», правила которого на этот раз существенно изменятся. Шаг довольно рискованный, ведь создатели шоу имеют дело с четко прописанным форматом, поэтому всю информацию о нововведениях я решила получить из первых рук. И отправилась на Майдан, где «Танцы» устроили презентацию для зрителей. Чем окончился эксперимент и как на него отреагировали американские форматчики, мне рассказала руководитель проекта Оксана Кузьменко.

В этом сезоне была расширена география кастингов. Какие страны добавились?

Киргизстан, Грузия, Бразилия, Британия, Эстония, Латвия, Литва, Венгрия. На кастинг приезжала участница из Будапешта, причем абсолютно без приглашения. Просто девочка узнала о нас и приехала… Мы ездили мы по всему СНГ. В Ригу, например, на кастинги съехалась вся Прибалтика. Очень многие заграничные танцоры приезжали на кастинги в Украине.

Насколько сильными были легионеры этого сезона?

По-разному. Но, в основном, сильные ребята – и духом, и физически – едут из северной части России. Для нас стал открытием уровень танцоров из Челябинска, Екатеринбурга. Вроде бы эти города далековато от столицы, но танцевальная школа там очень хорошая. Многие москвичи уступают им по уровню. Питерцы тоже «власть» не отдают.

Оксана Кузьменко руководитель проекта

Что подразумевает смена формата?

Во-первых, кастингов в этом году было гораздо больше – мы добавили городов по Украине. Впервые в эфир выйдут крымский и запорожский кастинги: очень достойные города, много хороших участников. Кроме того, мы сделаем две программы отбора из сотни в двадцатку. Если раньше танцоры сразу попадали в двадцатку, и уже на прямых эфирах доказывали, что они достойны, то сейчас мы хотим их испытать, чтобы в десятку полуфиналистов попали самые выносливые, харизматичные и стрессоустойчивые. Как показали прямые эфиры, график будет очень жестким. Нам очень важно, чтобы мы знали, что эти люди могут все.

Не только танцевать?

Все наши испытания связаны с танцами. Под словами «могут все» я имела в виду именно танцы. Но танец  – это не просто движения под музыку. Мы ищем настоящих артистов, которые могут быть находчивыми, выносливыми. Для нашего проекта мало просто хорошо танцевать.

Будут испытания водой, огнем… Не превратиться ли шоу в танцевальное подобие «Пой, если сможешь»?

Наша задача – не сделать все для того, чтобы испортить танец артисту. Испытания не случайны. Они направлены на проверку какого-либо качества. Если это танцы в воде, нам нужно, чтобы люди были не только стрессоустойчивы, но и физически сильны, ведь в воде танцевать сложнее. У нас очень мало времени, чтобы проверить возможности всех участников, именно поэтому они попадают в такие ситуации. Была история, связанная с огнем. Получились безумно красивые съемки. Мы даже не представляли, что такое может получиться.

Еще одна задача – проверить, смогут ли танцоры сработаться с партнером всего за несколько секунд. Ведь на прямых эфирах они будут меняться парами. Важно, чтобы танцор научился работать с новым партнеров, просто пощупав его на сцене.

Огонь, вода… Что еще, медные трубы?

Змеи! Но это не просто змеи для экшна. У нас была борьба в восточном стиле танца. Это специфический жанр, но наши артисты должны быть универсальными. Те, кто проявил слабость на одном из испытаний, боролись за свое выживание именно на восточном танце со змеями. Представьте, как это – выучить совершенно чуждый стиль танца за два часа, на основе его поставить соло и сделать шоу… Татьяна Денисова, кстати, сама не воспринимала эти танцы, считала их уровнем ниже, но после того, как увидела восточный танец с брейком или контемпом, да еще и с восьмикилограммовым питоном, она призналась, что полностью поменяла отношение к этому жанру. Мир Денисовой перевернулся.

Оксана Кузьменко Танцюють всі!

До испытаний кто додумался?

Это были коллективные усилия. Все вместе сели и придумали.

Как на это все отреагировали форматчики?

Мысль, что нам тесно в рамках прямых эфиров, появилась еще после пятого сезона. Есть множество нереализованных идей… Первой реакцией форматчиков был шок, ведь они очень бережно относятся к своему детищу. Когда мы начали рассказывать, что именно хотим сделать, они насторожились – прислали в Украину американскиого консультанта, с которым мы обсудили все наши идеи. В итоге форматчики сказали: вы – сумасшедшие, но если получится круто – делайте. А если это будет очень круто, то они воспользуются нашими задумками и у себя. Будут перенимать опыт, как ни смешно это звучит.

Поскольку решение о внесении изменений было коллегиальным, я решила поговорить о нем и с другими лицами проекта. Хореограф и судья шоу  Раду Поклитару был краток:

Я серьезно сомневался, стоит ли это делать. Но сейчас я в полном восторге. Мне реально было интересно. Я прихожу на площадку, и меня торкает.

Раду Поклитару Танцюють всі!

А ведущий Дмитрий Танкович пообещал участникам нелегкую жизнь:

Пока что есть огонь, вода и медные трубы, но есть ощущение, что потом все это совместят. Этот сезон станет гораздо интереснее, потому что произошла перезагрузка проекта. Ребята, попавшие в двадцатку, думали, что все будет, как всегда. Ан, нет! Наступил … нельзя это слово говорить, в прессе такие слова не используют. Наступила сложная ситуация. Ребята мучаются, но это для них очень полезно: они будут не только двигаться к своей цели, но и преодолевать страхи.

Дмитрий Танкович Танцюють всі!

К сожалению, фотографировать танцоров запретили – не только лица участников, но и кульбиты, проделываемые ими на сцене. Поэтому довольствоваться пришлось малым:

Участники Танцюють всі-6!

Подробностей немного, но и ждать осталось недолго. Получится ли у организаторов полноценная перезагрузка проекта, покажут осенние эфиры.