PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Лилия Ребрик рассказала о кризисе «трех лет брака» | Танцюють всі 9
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImRhbmNlLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Лілія Ребрик розповіла про кризу «трьох років шлюбу»

Танцюють всі 9

Ведущая талант-шоу «Танцюють всі!» и хореограф Андрей Дикий вместе уже три года, но о пресловутом кризисе «трех лет брака» не имеют понятия. Похоже, они знают секрет счастья и крепкой семьи.

Дочка-талисман

– Лиля, на СТБ шутят, что ваша дочка – талисман канала: она всегда сопровождает вас на съемках. Не с кем дома оставить или вы специально берете с собой, чтобы больше времени вместе проводить?

– Не с кем оставить. Мы воспитываем Дианку без няни – это было наше осознанное решение. Многие, конечно, не приветствуют моего желания брать ее с собой. Но мне кажется, как бы сложно ни было – так лучше для всех. Для ребенка нет большего счастья, чем знать и чувствовать, что родители рядом. А родители имеют возможность наблюдать за всеми успехами малыша – его первыми шагами, словами… Я бы не пережила, если бы я пришла домой и обо всем этом мне рассказала няня. Мы с мужем должны быть первыми!

А учитывая тот образ жизни, который ведем с Андреем, это с большей вероятностью случается в каком-нибудь общественном месте.

Первое шевеление, например, я почувствовала на прямом эфире и «улетела»… Только я и чудо! Какой прямой эфир? Режиссер кричит в «подслушку»: «Лиля!» – а у меня в животе маленький человечек о себе знать дает (смеется). В общем, все поняли, что произошло, и ситуацию спасал Дима Танкович, за что ему большое человеческое спасибо.

Хорошо ходить Дианка стала тоже в павильоне, в Гостомеле. А вот где начала говорить – уже и не помню. Помню, что первое слово у нее было «тата». К нему примазывались все, кроме меня: Андрей считал, что «тата» – «папа» по-украински, бабушка, которую звали Таня, что это Диана так ее имя произносит. А потом дочка уже так четко сказала «мама», что ни у кого вопросов не возникало. Сейчас в свои два годика и месяц она говорит все. Причем очень эмоционально, логично и убедительно.

На съемочной площадке к дочери все уже так привыкли, что когда ее с нами нет, начинают спрашивать: «А где Диана?». Чего-то уже не хватает (улыбается).

Лилия Ребрик и Андрей Дикий

Лилия Ребрик и Андрей Дикий с Дианой

Красок не жалеем

– Чем занимается Диана, когда вы в кадре?

– Обычно сидит с Андреем в зале, аплодирует и кричит «Мама я тебя люблю!». Из-за этого, правда, звукооператоры нервничают, потому что это брак по звуку.

Если устает, идет в гримерку. Там она всегда найдет себе занятие! Недавно во время съемки звоню девочке-гримерше, чтобы пришла за кулисы – меня припудрила. Она пишет: «Ты что – издеваешься?» – и сбрасывает фото, на котором она вся в каком-то странном мейкапе. Оказывается, Диана взялась ее загримировать и сделала это очень «профессионально»,  не жалея красок (смеется).

– Ваша гримерка как-то приспособлена для того, чтобы ребенку в ней было удобно?

– Нет, что вы! Главное удобство – мама и папа рядом.

Иногда Дианка идет на работу не ко мне, а к Андрею в танцевальный клуб. Она и там очень хорошо себя чувствует. Когда папа проводит занятие, становится в первую линию (кто бы сомневался!) и повторяет движения вместе со всеми. А когда устает, смело говорит: «Папа, хватит!» (смеется).

Полную версию интервью читайте с 27 октября в свежем номере журнала «Теленеделя»