PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImRhbmNlLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

«Сейчас я совершенно счастлива», – Лилия Ребрик

Танцюють всі

Video: «Сейчас я совершенно счастлива», – Лилия Ребрик

Бессменная ведущая проекта «Танцюють всі!», успешная театральная и киноактриса,
красавица и умница, 
недавно Лилия Ребрик открыла для себя, как замечательно быть просто счастливой женщиной –
любимой, женой, мамой.

Мы встретились с Лилией вечером накануне одного из прямых эфиров
«Танцуют все!» в съемочном павильоне проекта в 30 км от Киева. В огромном зале,
где обычно не смолкает музыка, крики восторга и аплодисменты, было непривычно тихо.
Только что закончился прогон, на сцене, кто-то из ребят продолжал репетировать
номер «за жизнь». За кулисами было безлюдно. В гримерную, где мы устроились,
чтобы поговорить, заглянул муж Лилии, хореограф Андрей Дикий, — принес чай с
молоком. «Спит?» — с улыбкой полушепотом спросила его Лилия. За тоненькой
перегородкой в комнате отдыха дремало их с Андреем одно на двоих счастье —
трехмесячная дочь Диана. «Можем говорить, — сказала мне Лилия, когда Андрей, с
улыбкой кивнув, ушел к дочке. — Когда там папа, я спокойна». 

Помните свой самый
первый эфир на «Танцуют все!»?

Отчетливо! Помню, как готовилась к этому дню. Для меня тогда
было очень важно не просто продумать то, о чем я буду говорить, а буквально
проговорить. Вслух. А я в то время была уже очень загружена работой — в театре,
в кино. Моталась с утра до ночи с площадки на площадку. Мне все это безумно
нравилось, но вот тексты приходилось учить на ходу и везде, где только можно.
Машины у меня тогда еще не было, и, чтобы люди на улице и в общественном транспорте
не думали, что я сошла с ума, я брала телефонную трубку и повторяла текст,
делая вид, что разговариваю по телефону (смеется).
Сейчас я смотрю на запись того первого эфира и понимаю, как много мне не
хватало. Да, быть может, кто-то скажет, что это было непрофессионально. Но в
этом была какая-то такая искренность…

Которая — залог
успеха…

Да! У меня ведь совсем не было опыта! А работала в прямом
эфире без всякой страховки. Надо сказать, в самом начале меня спросили: «Будешь
с «подслушкой» работать?» (С наушником-суфлером. — Прим. ред.) А я, честно признаюсь, даже не знала, что это такое. И
дабы не позориться и не уточнять… (понимала, что, если переспрошу, люди на
телевидении поймут, какой я профан, еще снимут с должности ведущей) просто
ответила: «Без!» И весь эфир держала в голове.

А это, наверное,
непросто…

Было очень сложно: номера телефонов участников, очередность
выхода пар, последовательность сюжетов, кто из судей говорит первым… А ведь от
правильности этой цепочки, выстраиваю которую в эфире я, зависит работа
множества служб за кадром. Это не ведение вечеринки, где можно работать в
свободном режиме. К моим репликам привязаны сюжеты, камеры, люди… И я учила все
это наизусть. Так и провела весь первый сезон. А потом пришел Дима Танкович и
все это дело прекратил (смеется). Стало
куда легче. Я ощутила поддержку партнера, поддержку за кадром. И могла уже не
заучивать по крайней мере номера телефонов пар.

01_OT492012

Полный текст интервью вы можете прочитать в новом номере
журнала «Отдохни».

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Thanks!

Our editors are notified.