PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImRhbmNlLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Лилия Ребрик про дочку Диану, карьеру и собственную школу танцев

Танцюють всі 9

Video: Лилия Ребрик про дочку Диану, карьеру и собственную школу танцев

Лилия Ребрик рассказала как им с Андреем удавалось совмещать воспитание новорожденной дочери Дианы с работой в шоу, как идет подготовка открытия собственно школы танцев и поделилась взглядами на свою карьеру. 

Лилия, как у вас получалось совмещать работу с новорожденной дочкой?
Замечательно. Я уверена, что рождение ребенка – не помеха. Дианке было семь дней, когда у меня была первая работа, поэтому я бежала, я летела – это были какие-то новые ощущения. Я понимала, что у меня впервые осталась Дианка с папой, но когда она с папой – она в надежных руках. Ровно было полтора месяца Диане, когда мы вышли в прямые эфиры. Она была с нами всегда, и я, опять таки, убеждена, что можно рожать детей и продолжать работать. При этом, скажу гордо, у нас ни няни нет, ни бабушек, ни дедушек… Ну как, бабушки-дедушки есть, но они пока мечтают о том, чтоб как можно дольше посидеть с Дианой. То есть, мы все сами, и это, наверное, первый раз мы ее не взяли. Мы пришли вместе, а Диану не взяли с собой, потому что она бы здесь все рейтинги побила, я думаю. Она была бы самой красивой. Мы сейчас активно работаем над открытием собственной танцевальной школы. И даже это в наши планы входит и мы сейчас активно над этим работаем. 
У вас будет своя школа танцев?
Это будет школа Андрея Дикого и Лилии Ребрик. Я могу уже об этом смело говорить, потому что уже идет активная работа, и я думаю, что в ближайшем будущем это уже станет известно. 
Вы там, видимо, преподавать не будете?
Ну, я, конечно же, не осмелюсь в танец лезть, но тот тандем, в котором мы работали в «Танцах со звездами», скажем так, Андрей – профессионал своего дела и он очень хороший педагог и учитель, а я могу наполнить танец изнутри, благодаря своей актерской профессии, и мне это очень интересно. Я думаю, что это, может быть, даже, какая-то новинка, изюминка, потому что сейчас то, что делают у нас в шоу «Танцуют все» – уже голый танец никому не интересен – очень интересно, что стоит за историей, что стоит за этим танцем, за каждым движением. И, когда человек наполненный, и, когда ему есть что сказать – это всегда очень интересно. Вот я хотела бы это попробовать. 
Как вы думаете, сколько еще просуществует проект «Танцуют все»?
Вы знаете, я так люблю этот проект, что я бы все 80 сезонов вела (смеется). Но, вот, как можно больше, столько бы хотелось, чтоб он был. Я все равно, знаете, как каждая актриса, каждая ведущая и, особенно, человек нашей профессии, которая предполагает сомневаться в том, что мы делаем каждый день, потому что, когда перестаешь сомневаться надо уходить из этой профессии, я, все равно, верю, что мои лучшие работы какие-то – и роли, и ведение каких-то передач – они где-то ждут меня впереди. Очень хочется в это верить. Но, не смотря на это, я, все равно, душой и сердцем люблю “Танцуют все”. Я благодарна миру танцев, который в мою жизнь в свое время пришел и, даже, он как-то потом круто изменил мою жизнь. 
Ну, вы теперь никуда уже не денетесь из этого мира.
Да! Да, оно теперь мое. Я думаю, у моей доченьки, у Дианы Андреевны просто нет выбора – она уже танцует. Она и в животе танцевала.